ГЛАВНАЯ    АРХИВ    О ЖУРНАЛЕ    ФОРУМ    ПАРТНЕРЫ
# 4 (13) апрель 2003

ИДЕОЛОГИЯ

А.Рудаков

НАСТУПЛЕНИЕ В ЕВРОПУ

Санкт-Петербург в судьбе России и мира

В истории человечества есть несколько городов, которые «по праву рождения» становились мировыми центрами и задавали культурные параметры целых эпох. Константинополь, Александрия, Антиохия – наиболее яркие примеры из этого ряда. К числу таких городов принадлежит и Санкт-Петербург. В ближайшие дни великий город, основанный Петром I в 1703 году, будет отмечать свой трехвековой юбилей. Это событие дает нам повод для того, чтобы еще раз задуматься над удивительной судьбой северной столицы России.

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
Роль Петербурга в российской истории уже давно стала предметом разногласий и споров. Есть целый набор расхожих представлений и оценок, превратившихся в идеологические штампы. Для одних Петербург – «остров Европы» в океане азиатского хаоса. Для других – «искусственный город», чужеродное тело, на два века отнявшее заслуженное первенство у древней Москвы. Для геополитика-евразийца Петербург – «атлантистский форпост», знак торжества «воды» над «сушей». Для либерала-европоцентриста – символ прогресса и приобщения к мировой цивилизации, разрыва с косностью, архаикой, исторической инерцией.
Как бы то ни было, в основе жесткой оппозиции противоречивых мнений лежит одна и та же мысль: Петербург – это культурный плацдарм иной цивилизации, не имеющий ничего общего с исконной русской государственной традицией. Нам предлагается только решить, хорошо это или плохо. Однако, быть может, все не так просто, как кажется на первый взгляд?

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА СЕВЕР
В былые времена крупные исторические события пытались объяснять, рассуждая о «производительных силах и производственных отношениях». Сегодня налицо обратная закономерность, когда все сводят к произволу и умыслу отдельных лиц. Но и этот «перекос», как и практиковавшаяся прежде марксистская социологизация истории, мешает понять подлинную суть событий прошлого. Конечно, все было бы иначе, если бы Петр I решил возвести невдалеке от театра военных действий архитектурную копию какого-либо из понравившихся ему европейских городов (или Кукуя – немецкой слободы в Москве). Но и в условиях самодержавного правления вопрос о строительстве новой столицы не был личным делом одного человека, пусть даже и государя. Такое решение могло быть лишь следствием очевидной для всех государственной необходимости. И, видимо, не только прихоть «царя-реформатора», но и сама логика развития российского государства неизбежно вела к появлению на географической карте этого города.

Основание Петербурга территориально соотносилось с другим историческим событием, происшедшим в средние века в устье Невы, после которого великого князя Александра Ярославовича стали именовать Невским

Столица исторической Руси не в первый раз перемещалась на север. Еще Андрей Боголюбский, подобно Петру Великому, принялся строить свой стольный княжеский град с нуля, основав Владимир. А балтийские походы русских полков начались за полтора века до Петра, при Иване Грозном, в годы Ливонской войны. Правда, в ту пору историческое везение оказалось не на нашей стороне. Однако в дни царствования Петра Великого сражения приносили победы уже русскому оружию. Важно также, что основание Петербурга даже территориально соотносилось с другим историческим событием, происшедшим в устье Невы в средние века, – сражением со шведами, после которого великого князя Александра Ярославовича стали именовать Невским. Спустя шестьдесят лет сын Александра Невского Андрей Александрович одержал очередную победу над шведами, построившими крепость Ландкрону в сорока верстах от места прежнего сражения.
Именно здесь в 1704 году Петр I задумал возвести Александро-Невский монастырь, строительство которого началось восемью годами позднее. Перенос мощей св. блгв. кн. Александра Невского из Владимира в Санкт-Петербург в 1724 году состоялся при огромном стечении народа и стал событием общенационального масштаба, продемонстрировавшим символическую преемственность побед русского оружия во времена Древней Руси и успехов Петра I в Северной войне, это еще раз показывает: возникновение Петербурга было продиктовано геополитической логикой развития русской государственности.

«ВОСПИТАТЕЛЬ» ЕВРОПЫ
Постепенно Петербург стал своего рода социальной лабораторией, в которой старые формы жизненного уклада адаптировались (хотя и не всегда удачно) к тогдашним европейским реалиям. Классическая русская литература XIX века свидетельствует о том, насколько сложными и противоречивыми были эти процессы, хотя, возможно, и здесь не обошлось без преувеличений (в искусстве всегда имеет место некоторая драматизация реальности). «Петербург, город, открытый всему миру, оказался на удивление неудобным для собственного народа, он стал пространством перевоспитания русских людей, призванным все изменять, подчиняя пространство внутренней логике», – пишет современный историк Сергей Домников в книге «Мать-земля и Царь-город».

Задуманный как универсальный европейский город, Санкт-Петербург задал параметры новой исторической роли России – как арбитра и «воспитателя» Европы, расколотой амбициями национальных государств

Однако суждение о том, что Петербург можно рассматривать как грандиозный инструмент, позволяющий управлять социально-политическими процессами, справедливо не только в отношении России, но и всей Европы. Очевидно, что Петербург, ставший значимой величиной в культурном и геополитическом уравнении Европы, передвинул ее «центр тяжести» далеко на северо-восток. Этот город послужил источником мощнейшего импульса, структурирующего и упорядочивающего хаос национальных и династических конфликтов Европы, созидающего единое общеевропейское пространство.
Задуманный как универсальный европейский город, Санкт-Петербург задал параметры новой исторической роли России – как арбитра и «воспитателя» Европы, расколотой амбициями национальных государств. Именно отсюда по государственной воле русские войска бросали в Северную Италию и на альпийские ледники, в оставленный Наполеоном Париж и на спасение осажденной венгерскими повстанцами императорской Вены. Идея «Священного союза», восходящая еще к Павлу I, воплощенная на практике Александром I после победы над Наполеоном и проводимая в жизнь Николаем I до самой Крымской войны, безусловно, была первой попыткой стабилизировать Европу, уберечь ее от бесконечных войн и последствий взаимных территориальных притязаний. Эта тенденция сохранила свое значение и после краха «Священного союза», когда Россия сначала оказала существенную поддержку объединению Германии, затем спасла Францию от окончательного разгрома Бисмарком, освободила балканские народы от турецкого ига, уравновесила британские претензии на мировое доминирование.
В конце XIX века, в эпоху наивысшего расцвета и могущества Российской империи, на Санкт-Петербург все еще смотрели как на потенциальную «столицу Европы». И лишь в Первую мировую войну, когда Санкт-Петербург был переименован в Петроград, что можно рассматривать как символический отказ от роли «общеевропейского города», эта тенденция сошла на нет.

ВЗГЛЯД ИЗ БУДУЩЕГО
Три века тому назад особенности архитектуры и планировки Санкт-Петербурга были необычными и непривычными для остальной России. Это впечатление еще не стерлось и в начале ХХ века, когда «идею Петербурга» пытались заново осмыслить поэты и философы «серебряного века». Но сегодня мы воспринимаем Санкт-Петербург совсем по-иному. Раньше северная столица резко выделялась на фоне множества старинных русских городов. Однако градостроительные эксперименты советской власти привели к разрушению целостных архитектурных ансамблей, сохранявших в себе дух допетровских времен.

Старый Петербург – это не музейный экспонат, оставшийся от былых времен, но живой город, способный передать дыхание великого прошлого

Ныне от старинных русских городов остались отдельные фрагменты –«памятники архитектуры», выведенные за рамки повседневной жизни. Нет больше старой Москвы, потерявшей свое историческое лицо в 60-е годы минувшего века после воплощения в жизнь печально известного генерального плана реконструкции. Превратились в объекты не слишком успешной туристической индустрии древние города Центральной России – Владимир, Суздаль, Ростов Великий. И только огромный даже по европейским меркам исторический центр Санкт-Петербурга все еще напоминает нам о красоте и могуществе дореволюционной России.
Уникальность старого Петербурга заключается в том, что он не музейный экспонат, но живой город (в нем до сих пор проживает примерно четверть населения северной столицы, то есть около миллиона человек). И этот город по-прежнему передает дыхание царственного прошлого, не позволяет нам забыть о тех культурных, политических и нравственных ценностях, которые оставила нам Российская империя. В каком-то смысле Санкт-Петербург – ее последнее завещание, призывающее нас заново осмыслить свой исторический путь и извлечь для себя необходимый урок на будущее.

Петербург есть символ открытости миру, основанной не на слепом принятии чужих правил игры, а на способности переделывать эти правила под себя, творчески усваивая и перерабатывая чужой опыт

Вопреки мнению большинства Санкт-Петербург не был результатом «интервенции Европы в Россию». Скорее наоборот: Петербург, колыбель великой культуры и великого флота, есть символ российского наступления в Европу, символ открытости миру, основанной не на слепом принятии чужих правил игры, а на способности переделывать эти правила под себя, творчески усваивая и перерабатывая чужой опыт. Правильное прочтение этого символа особенно значимо сегодня, когда Россия опять оказалась на развилке потенциально опасных исторических путей.
Сумеем ли мы вновь выйти на путь синтеза национальных и общеевропейских начал, минуя крайности изоляционизма и освободившись от комплекса неполноценности перед окружающим миром? Очевидно, что ответ на этот вопрос мы получим еще не скоро. Возможно, не раньше следующего юбилея Санкт-Петербурга…

Александр Рудаков



[вернуться к оглавлению]     [обсудить статью на форуме]     [следующая статья]
Журнал уже в продаже

Письма читателей

СОБЫТИЕ

Логика сжатого кулака

«Голубой поток» пришел в Турцию

Ставки снижены, господа фермеры!

Суд и судилище

Невосполнимая потеря

ГОСУДАРСТВО

ОБЗОР ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
Весеннее оживление
Существенные подвижки в энергетической, налоговой и административной реформах произошли при минимальном участии правительства


ИДЕОЛОГИЯ
Наступление в Европу
Санкт-Петербург в судьбе России и мира


ТЕМА НОМЕРА: АВТО

Дружба или смерть
Выбор у нашего автопрома небогат: либо погибнуть, либо подружиться с иностранцами


Новый поворот
Укрепление евро и повышение пошлин приведет к удорожанию импортных автомобилей


Обратной дороги нет
Интервью с президентом Союза автопроизводителей России Евгением Левичевым


Путешествие в волжскую Америку
В Тольятти по соседству с советским автогигантом расположился полностью антисоветский завод, построенный по последнему писку автомобильной моды


Мультибрэндовая компания
«Автотор» осваивает Kia Sorento, ждет «семерку» BMW и ищет новых партнеров


Ford атакует российский автопром
Владельцы «Жигулей» – основная клиентура американского концерна


Петляющий автобусный маршрут
Обновление автобусного парка нереально до тех пор, пока транспортники не начнут получать стабильную прибыль


Красивая жизнь взаймы
На рынке автокредитования начинается реальная конкуренция


Лизинговая революция
В России начинают понимать, что лизинг автомобилей имеет целый ряд неоспоримых преимуществ


Кошмар для угонщика
DataDot – новое высокотехнологичное оружие в борьбе с воровством


«Мерседес» уходит от погони
Экстремальные ситуации на дороге: практические советы предпринимателям


ХОЗЯЙСТВО

ОТРАСЛИ
Мясные баррикады
Ограничение ввоза мяса и птицы в Россию: долгожданная забота власти об отечественном производстве или покровительство крупному капиталу?


В чьи сети попадет потребитель?
Розничная торговля в России становится все более лакомым куском для инвесторов


ПРОГНОЗ
Два года в запасе
Дорогая нефть способна похоронить российскую экономику


ДЕЛОВАЯ КУХНЯ
Голые короли
IAS: искусство иллюзии. Статья девятая


НАЛОГИ
Бумажный рубин
Открывая офшорную компанию, можно легко стать жертвой мошенничества


ТАМОЖНЯ
ГТК отчитался
Свой основной резерв таможенники видят в оптимизации тарифов и борьбе с недостоверным декларированием и лжетранзитом


АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ РОССИЙСКИХ РЫНКОВ
Ранняя оттепель

АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ МИРОВЫХ РЫНКОВ
Карточный дом, который построил Алан

ТЕНДЕНЦИИ
Зона безопасности
Упрочение силового имиджа власти станет ключевым направлением внутренней политики Кремля в предвыборный период


РЕПЛИКА
Блицкриг «Эдельвейса»
Стоит ли подниматься дважды на одни и те же горы?


БЕЗОПАСНОСТЬ

ИНТЕРВЬЮ
Генерал, который хотел сотворить чудо
Николай Алексеевич Шам стоял у истоков технологической революции в нашей стране. И продолжает верить в ее победу


ОБЩЕСТВО

ПРЕССА
Традиции свободы и порядочности
Приживутся ли в России нормы и законы британских СМИ?


ЧЕЛОВЕК

ФИГУРЫ
Путилов и Путиловцы
Он брался за безнадежные дела, от которых отказывались остальные. И блестяще исполнял их


ДИАСПОРА
Осколок родины
Русские в довоенной Польше


КИНО
Воплощенная мечта
Фильм «Русский ковчег», посвященный Эрмитажу, становится событием мировой культуры


КУЛЬТУРА
Элитарный Kirov
Десять дней фестиваля «Мариинский» – это редкая возможность увидеть взаимопроникновение русского и западного балета


Рок-н-ролльная столица. Будет вам и Карлик, будет вам и Нос. Выбор Бродского

Взрыв в Пушкинском Доме. Возвращение «Мистерии оглашенных». Древо Виктора Бондаренко. На высотах Ил-2. Православие и филателия. Оформление Патриаршего подворья в Бари

ДУША
Слово старца Паисия
Нерассудительная любовь делает детей ни на что не годными


РОССИЯ В ФОТОГРАФИЯХ
Санкт-Петербург

МЕСЯЦЕСЛОВ
Календарь: апрель

 
При перепечатке и цитировании материалов - ссылка на "РП" обязательна   © "РП" 2001 - 2005
webmaster

Сайт РПМонитор
РПМонитор - ежедневный аналитический интернет-журнал