ГЛАВНАЯ    АРХИВ    О ЖУРНАЛЕ    ФОРУМ    ПАРТНЕРЫ
# 7 (6) сентябрь 2002

ЗДОРОВЬЕ

"МЕДИЦИНА НЕ ДОЛЖНА БЫТЬ БЕЗЖАЛОСТНОЙ"

Интервью с настоятелем храма св. царевича Димитрия при Первой градской больнице, председателем Комиссии по церковной социальной деятельности протоиереем Аркадием Шатовым

-- Батюшка, вы являетесь духовником Православного училища сестер милосердия, уже много лет служите больничным священником. Расскажите, пожалуйста, о накопленном за эти годы опыте взаимодействия Церкви и государства в области медицины и образования.
-- Если будет налажен контакт между Церковью и государством в тех сферах, где главное -- помощь страждущим людям, незащищенным слоям населения (сиротам, пенсионерам, инвалидам, наркоманам, беспризорникам, бездомным), это принесет хорошие плоды. Но современная медицина очень дорогая. Поэтому даже на Западе, где религиозные организации располагают намного большими средствами, чем в России, чисто церковных больниц очень мало и в большинстве случаев почти все расходы берет на себя государство. Однако государству сложно сосредоточиться на конкретном больном, для которого медицина, в конечном счете, и существует. Чиновники часто заняты решением своих задач, в том числе карьерных и материальных.
В современной российской больнице главный врач -- это администратор, его дело -- порядок, территория, ограда, охрана... А медсестра уверена, что ее первейшая задача -- правильно оформлять документы, отвечать за выданные наркотические вещества и четко выполнять указания врача. Проверяющих интересует, успела ли она по графику померить у всех температуру, помыла ли пол, соблюдает ли санэпидрежим. Этой работой сестра загружена настолько, что у нее нет ни минуты свободной, чтобы заниматься самим больным. И конечно, ее никто не спрашивает, относится ли она к пациенту с любовью, заботится ли она о нем по-настоящему.
У Церкви же нет денег, не хватает и помещений, особенно в Москве. Зато Церковь в отличие от государства стремится прежде всего к исполнению заповеди о любви к ближнему. Верующие люди лучше понимают, что центральное лицо в больнице -- сам больной, ему и надо служить.
Опыт такого служения у Церкви есть -- опыт воспитания медсестер, которых действительно можно назвать сестрами милосердия. Ведь чтобы помочь больному, нужно одно: представить себя на его месте. Но для этого требуется сердце, расположенное к состраданию, -- именно оно, как правило, отличает по-настоящему верующего человека. Церковные люди, как и все другие, обладают массой недостатков, но они понимают, что как они будут относиться к своим ближним, так же и Бог будет относиться к ним.
И если государство будет направлять деньги налогоплательщиков не только тем, кто правильно заполняет документацию и выполняет формальные требования, но и тем, кто заботится о самом больном, это будет правильно.
-- Каковы в этой ситуации задачи Свято-Димитриевского училища сестер милосердия, духовником которого вы являетесь?
-- Основная задача -- совместить современные технологии и методы ухода за больными с опытом милосердия, исполнением заповеди о любви к ближнему, которой всегда учила Церковь.
-- Скажите, а ситуация, которую вы описали, нормальна для светской медицины или все же это "перегиб" последнего времени?
-- Положение заметно ухудшилось как раз в последние годы. Даже в советское время медицина была более человечной, чем сейчас. А теперь медицина стала безжалостной и страшной. Раньше был хоть какой-то моральный кодекс, пусть даже "кодекс строителя коммунизма". Сейчас никакого морального кодекса нет ни у врача, ни у медсестры. Поэтому отношение к людям в больнице хуже, чем в магазине, где покупатель всегда прав и продавщицу выгоняют, если она ведет себя грубо. А в больнице больной всегда не прав.
Чтобы никто не обижался, я сразу скажу, что в нашей медицине есть и подвижники, замечательные врачи, они не нарушают клятву Гиппократа и действительно заботятся о больных. Таких в медицине много. Но при этом есть люди страшные, готовые ради денег пойти на все. Есть и равнодушные, которые просто не понимают смысла своей деятельности. Каких больше -- не нам судить, это откроется на Страшном суде. Поэтому будем говорить о той ситуации, которая определяется объективными причинами. Мне кажется, таких причин несколько.
Во-первых, люди не воспитаны в традиции милосердия. В начале перестройки заговорили о том, что слово "милосердие" стало возвращаться в нашу жизнь. Слово-то вернулось, а дело? Я вижу студентов медицинских вузов, проходящих через нашу больницу, и мне становится страшно: какими они будут врачами? Их не учат добру, не учат любви, заботе о больных. Пациент для них -- деталь, которую нужно отремонтировать.
Во-вторых, в больницах все организовано так, что полноценно ухаживать за больным невозможно. Возникает ситуация, когда, например, в неврологическом отделении, где шестьдесят больных, из которых две трети лежачие, по штатному расписанию полагается всего две постовые медсестры. В силах ли медсестра уследить за двадцатью больными, которые не встают с кровати? Может ли она вовремя их накормить, перестелить им постели, сделать так, чтобы у них не было пролежней? Она физически не успеет помочь всем. Медсестра поставлена в такие условия, что поневоле становится безжалостной. И при этом на деньги, которые сейчас платят медперсоналу, невозможно прожить. На такой работе остаются или те, кто использует свое служебное положение в корыстных целях (скажем, берут деньги с больных), или те, у кого обеспеченные родственники. Или это выходцы из беднейшей глубинки, приезжающие в город, чтобы заработать хоть что-то.
Третья причина -- нехватка средств. У государства денег нет, а предприниматели не помогают. Хотя, чтобы поправить положение, не обязательно создавать параллельные структуры. Можно, например, оплачивать дополнительные ставки медсестер -- сестер милосердия. Ведь врач пришел и ушел, а все остальное время с пациентом находится сестра. В Англии, например, медсестра -- "адвокат" больного. Зачастую именно она определяет тактику ухода.
Конечно, нужны и хорошие врачи. А кто из образованных врачей останется работать на мизерной зарплате в городской больнице? Или бездарь, или алкоголик, или мздоимец, для которого главное -- выжать из больного побольше денег. Причем так, чтобы он "не увернулся". Правда, пациенты теперь тоже не дураки. Мне рассказали такой случай. В одном институте пациенту-предпринимателю сказали, что нужно заплатить за операцию. Он ответил: да, фирма за все заплатит, и принес гарантийное письмо. Его прооперировали и заявляют: платите деньги. Представитель фирмы спрашивает: за что? Врачи удивляются: как за что, мы же с вами договаривались. Но им отвечают: лекарства вы должны предоставить сами, за уход платит государство -- за что мы должны платить? И конечно, не платят. Ведь официально, по закону, и не надо ни за что платить.
Еще раз повторяю, что в медицине много хороших людей. Но сейчас создались условия, которые делают медицину безжалостной. А безжалостная медицина -- это уже не медицина. Больничная палата в этом случае превращается для пациента в камеру пыток, где ему делают мучительные процедуры, но ни сострадания, ни утешения он там не находит.
-- Но такая же картина наблюдается и в нынешней школе, и в других социальных учреждениях...
-- Да, безусловно. Вот, скажем, ситуация в государственных детских домах не просто плачевная -- это катастрофа. Их воспитанники пополняют ряды обитателей колоний и тюрем, спиваются, гибнут. Потому что воспитание детей-сирот так же не нужно чиновникам, как им не нужна помощь больным.
-- Моя прабабушка была врачом и получила хорошее медицинское образование еще до революции. Я знаю, что она всю жизнь была благодарна меценату, оплатившему ее образование, считала, что своим самоотверженным трудом, заботой о больных как бы возвращает свой долг этому человеку. И это была довольно типичная для того времени ситуация...
-- Недавно одна моя знакомая проводила исследование на тему благотворительности. Она спрашивала различных предпринимателей, обеспеченных людей, занимаются ли они благотворительностью. И поразительно, что почти все отвечали: да, занимаемся! Кто-то помогал цирку, кто-то художникам, кто-то зоопарку, некоторые даже жертвуют на восстановление храмов. Но таких, которые помогают Церкви в ее социальной деятельности (медицине или образовании), она не встретила ни одного. Нет, такие, конечно, тоже существуют, но их крайне мало.
-- Но здесь есть и другая сторона. Тот меценат, о котором я вспомнил, знал, что его деньги будут работать, принесут пользу обществу.
-- Да, я вас понимаю. В наши дни медицинская система, прежде всего государственная, так устроена, что вкладывать в нее практически бесполезно. Это все равно что класть деньги в дырявый карман. Поэтому я и заговорил о Церкви. Ей сегодня доверяют гораздо больше и дают деньги. Но дают на что? На ремонт храмов, на восстановление зданий и покупку икон. Безусловно, это действительно важно. Но я помню, как ректор Свято-Тихоновского богословского института отец Владимир Воробьев на последних "Рождественских чтениях" процитировал слова одного известного греческого священника: "Не стройте храмы, а стройте школы". В этом есть глубокий смысл.
К сожалению, в наше время Церковь очень редко воспринимают как институт, способный помогать в решении социальных проблем. Она рассматривается исключительно как культовое учреждение. Однако Церковь -- не просто организация, которая совершает культовые действия. Она собирает людей, которые готовы служить ближним, и она должна заниматься и социальной деятельностью, и воспитанием. Но почему-то на медицину и образование жертвуют меньше. Конечно, когда дают деньги не на строительство, а на воспитание детей или на уход за больными, результат не так нагляден, его нельзя пощупать руками. Но это более весомый результат, ведь он касается самого человека.
Например, Свято-Димитриевское сестричество, духовником которого я являюсь, два года назад открыло собственный, негосударственный детский дом. Сейчас там у нас двадцать пять детей. За это время не нашлось предпринимателей, которые готовы были бы помогать детскому дому на постоянной основе. Есть только один человек, который жертвует тысячу долларов в месяц. Но обеспечение детей -- подчеркну: не строительство дома, не летний отдых, а просто обеспечение детей, включая зарплату персонала, -- стоит около пяти тысяч долларов в месяц. Сейчас содержание детского дома полностью несет на себе наше сестричество, которое уже истощило все свои ресурсы, ведь оно тоже живет на пожертвования. Поэтому детский дом постоянно находится под угрозой закрытия.
Верующие, церковные люди могут воспитывать детей, ухаживать за больными, поддерживать тех людей, которые сами занимаются воспитанием и помощью больным -- ведь они тоже нуждаются в поддержке! Но продвигать новые законы, находить деньги -- на это у них просто нет времени.
Говорят, что нужно повысить качество образования в детских домах, но как его повысишь, если у учителей мизерная зарплата и невозможно пригласить квалифицированного специалиста?
Существует система православного воспитания, но нет материальных средств и законов, которые бы позволили широко применять ее на практике...
-- Батюшка, есть ли, на ваш взгляд, в обычной практике современной медицины что-то явно недопустимое для православного человека?
-- Да, конечно. Совсем недавно я пришел в одну больницу к женщине, которой предстояла сложная операция. Она проработала заведующей гинекологическим отделением больницы пятнадцать лет, а врачом -- двадцать пять. Очень хорошая, замечательная женщина. Но она мне призналась, что практически каждый день, пока работала врачом, делала по нескольку абортов, то есть убивала детей. Мы стали разговаривать, и она согласилась, что прерывать беременность -- грех, но ведь ей приходилось выполнять свои обязанности. Тогда я сказал, что если она не даст обещания отказаться от этого, то ее нельзя ни исповедовать, ни причастить. Женщина пообещала не делать абортов собственноручно. Но она ведь член медицинской комиссии, которая выдает рекомендации на прерывание беременности, в частности по социальным показаниям... А если есть показания к аборту -- больной ребенок или опасность для жизни? Тогда я сказал, что как врач она должна рассказать об опасностях, но как православный человек все равно обязана предупредить, что аборт -- страшный грех. Она заверила меня, что будет так поступать, исповедовалась, причастилась и вскоре после операции умерла. Слава Богу, что эта женщина нашла в себе силы покаяться перед смертью! Но ведь в такой ситуации оказываются очень многие врачи. Часто православным людям лучше не работать в роддомах, так как им не разрешают быть просто врачами и акушерами, а непременно заставляют делать аборты.
Это же нужно сказать и о различных операциях, предполагающих забор органов, -- тут далеко не все чисто. Еще один пример -- выращивание детей в пробирке. Тут греховна сама технология. Ведь забор первичного материала для образования зародышей связан с грехом, который имеет вполне определенное название. Затем, оплодотворяется не одна клетка, а несколько. Когда выбирают лучшую, остальные убивают. То есть жизнь одного оплачивается жизнью других, потому что оплодотворенная клетка -- это уже человек. Ужасно, конечно, использование частей убитых эмбрионов для производства лекарств. Слава Богу, сейчас министр здравоохранения это запретил.
-- И все-таки, есть ли перспективы успешной реализации проектов в области медицины, осуществляемых совместно Церковью, предпринимателями и государством?
-- Я уже говорил, создание чисто церковных лечебных учреждений -- слишком дорогостоящее дело. Вообще я считаю, что их организация сегодня не очень актуальна. Нужно создавать храмы при действующих государственных больницах. Эти храмы станут центрами, вокруг которых смогут собираться различные люди, стремящиеся помочь больным -- врачи, персонал, предприниматели, просто добровольцы.
Можно вспомнить об опыте Крымской войны середины девятнадцатого века. Тогда сестер милосердия было немного, и они выступали в роли ходатаев за интересы раненых, наблюдали за служителями, смотрителями и даже за врачами. Были случаи, когда по инициативе сестер милосердия смотрителей отдавали под суд за неправомерные действия.
То, что мы делаем в Первой градской больнице, это капля в море, но тем не менее какой-то опыт есть. Организована постоянная группа из нескольких десятков добровольцев, бесплатная аптека, социальный патронаж. Кроме того, дружественные нам предприниматели обеспечивают дополнительные ставки медперсонала. Скажем, в женском неврологическом отделении кроме двух медсестер, получающих государственные ставки, работают еще шесть сестер милосердия. Мы им платим сравнительно высокую зарплату, ведь работа очень тяжелая. И их деятельность находится под присмотром Церкви -- у них есть старшая сестра, и все они советуются со священником. Для этого между Церковью и больницей заключен особый договор о сотрудничестве. И так мы работаем не только в женском, но и в мужском неврологическом и в травматологическом отделениях, в доме-интернате для детей-инвалидов.
Нужна новая концепция взаимоотношений Церкви и государства, которая позволила бы Церкви стать полноправным участником социальной работы, как это есть во всех цивилизованных странах, как это было раньше и в России. Нужны новые законы, а значит, деньги на работу юристов. Нужно, чтобы об этом писали средства массовой информации.
Я говорю эти слова даже не как священник, а как гражданин России, потому что мне грустно за страну. Как священнику мне хватает дел и забот, и у каждого православного христианина вообще-то есть возможность делать добро, не замахиваясь на грандиозные социальные проекты. Но чтобы наша деятельность приносила больше пользы, чтобы это была не просто капля в море, требуется инициатива со стороны государства. Мы убедились, что чиновникам не слишком нужна помощь Церкви. Но ведь этим государство само себя обрекает на тяжелое положение.
В этой ситуации Русская Православная Церковь приглашает предпринимателей к сотрудничеству. Здесь важны даже не столько сами деньги, сколько знание законов, умение работать с госчиновниками, опыт реализации масштабных проектов. Если сейчас не придет осознание того, что Церковь может помочь, занимаясь социальной деятельностью, то время будет упущено. Люди все дальше отходят от Бога, потому что животный атеизм, который ныне процветает, намного сильнее, чем вся атеистическая пропаганда советского времени. И может получиться, что в ближайшем будущем некого будет звать на помощь больным или детям-сиротам...

Беседу вел Дмитрий Сапрыкин



[вернуться к оглавлению]     [обсудить статью на форуме]     [следующая статья]
Журнал уже в продаже

Письма читателей

СОБЫТИЕ

"Открою кодекс на любой странице…"
Демонстрация силы
Подоплека ценового прессинга

ГОСУДАРСТВО

ОБЗОР ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
Доразвивались
Власти стараются законсервировать ситуацию в экономике до президентских выборов

РЕПЛИКА
Кубок Панамы
Приз за самую грандиозную финансовую аферу уплывает за океан

ТЕРРОРИЗМ
Доктрина устрашения
"Битва с терроризмом", начавшаяся после событий 11 сентября прошлого года, стала прелюдией к войне за спасение доллара

Мишень номер семь
Дружба с Америкой обходится России дороже, чем вражда

КОНФЛИКТ МЕСЯЦА
Калининградская проблема: экзамен на зрелость
С присоединением к ЕС Литвы и Польши вокруг Калининградской области воздвигается настоящий забор

Шенгенский соблазн
Блокада как прелюдия аннексии

ИДЕОЛОГИЯ
Хватит с нас мифов
Уже много лет в России бытует миф о том, что интересы предпринимателей бесконечно далеки от интересов государственных и общенациональных, а то и вовсе противоположны им

ИНТЕРВЬЮ
Страна должна стать сильнее
Православное мировоззрение будет духовной основой России в нынешнем веке, считает заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин

ВПК
Давид против Голиафа
Мемуары о будущих сражениях, или Как слабому сразить сильного. Статья третья

СПЕЦСЛУЖБЫ
Из тех самых Третьяковых
Он заседал в правительстве Керенского, а погиб за Советский Союз


ТЕМА НОМЕРА: БУМАЖНАЯ ЭКОНОМИКА

Развенчанные иллюзии
США затягивают мировую экономику в длительный кризис

Конец сказки о новой экономике
Исправление структурных перекосов в хозяйстве США будет очень болезненным

Ржавчина на золотом рынке
Взрывной рост цен на желтый металл способен изменить всю мировую финансовую систему

О кризисе без кошмаров
Размышления за чашкой чая


ХОЗЯЙСТВО

БЕЗОПАСНОСТЬ БИЗНЕСА
Всегда ли русскому хорошо то, что немцу смерть
Экономический шпионаж: взгляд из Германии и России

ОРГАНИЗОВАННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ
Управляйте собой
Рекомендации читателям дает бизнесмен-практик

РЕГИОНАЛЬНАЯ БИЗНЕС-ХРОНИКА
Губернские новости
КРИМИНАЛ
Бандоград на Волге
К 10-летию начала в Тольятти эпохи так называемых криминальных войн

МЕНЕДЖМЕНТ
Заведите себе ИТ-консультанта
Директор по информационным технологиям: мода или потребность современного бизнеса?

НАША МАРКА
Кто привез УАЗ в Европу
Раньше итальянцы делились технологиями с нашим автопромом. Теперь на Апеннинах будут выпускать российский автомобиль

Между Швейцарией и Китаем
Новая команда управленцев навела порядок на пензенском часовом заводе "Заря"

СОСЕДИ
"Перспективы светлые, но путь извилист"
Прогнозы российско-китайского экономического сотрудничества

ДЕЛОВАЯ КУХНЯ
Обесценение активов, или Бесценный инструмент бухучета
IAS: искусство иллюзии. Статья вторая

НАЛОГИ
Ищите дырку в законе
Если хорошо подумать, то окажется, что налоговое бремя действительно стало легче

Суета вокруг учета
Между собой бухгалтеры называют это нововведение "самой большой глупостью" в системе отчетности предприятия

ТАМОЖНЯ
Челноков приравняли к импортерам
Опять иномарки…
АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ РОССИЙСКИХ РЫНКОВ
Обманчивая стабильность
АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ МИРОВЫХ РЫНКОВ
Эпоха "медведей"

ЧЕЛОВЕК

ОБРАЗ ЖИЗНИ
Дом, чтобы жить
Как связаны архитектура и образ жизни, в каких домах нужно жить, помогают ли архитекторам бытовые стереотипы

ЛИЧНОСТЬ
Кандидат с мечом
Первый русский капиталист Герман Стерлигов хочет стать могильщиком безнадежности

ДИАСПОРА
Русская Латинская Америка
Южноамериканский агропромышленный комплекс поставили на ноги выходцы из России

ЗДОРОВЬЕ
"Медицина стала безжалостной и страшной"
Интервью с настоятелем храма св. царевича Димитрия при Первой градской больнице протоиереем Аркадием Шатовым

ДЕЛО
В своей тарелке
Уникальные фарфоровые блюда Ирины Малышевой покупают звезды Голливуда. А в России цивилизованного рынка такой продукции до сих пор нет

Начинал Степанов с наклеек
Псковский предприниматель-полиграфист пережил дефолт вопреки всякой логике

ОБРАЗОВАНИЕ
Школа--семья
Протоиерею Льву Махно удалось создать в Туле уникальную православную классическую гимназию

ТРАДИЦИИ
"Благородные" бизнесмены
Дворянское предпринимательство в России в XVIII веке

ДУША
С болью и любовью
Издательство "Святая гора" выпускает в свет очередной том бесед и размышлений "солдата регулярной армии Христа" старца Паисия Святогорца

КУЛЬТУРА
Гарри Поттер и Мальчиш-Кибальчиш
Мифы масс-культуры сегодня заменяют идеологию

РОССИЯ В ФОТОГРАФИЯХ
Сольвычегодск
МЕСЯЦЕСЛОВ
Календарь: сентябрь
 
При перепечатке и цитировании материалов - ссылка на "РП" обязательна   © "РП" 2001 - 2005
webmaster

Сайт РПМонитор
РПМонитор - ежедневный аналитический интернет-журнал