ГЛАВНАЯ    АРХИВ    О ЖУРНАЛЕ    ФОРУМ    ПАРТНЕРЫ
# 1 (2) январь 2002

ПАРАДОКСЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

В поисках пути

Чем ответит Россия на вызов глобализации?

ПОЛЗУЧАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Минувшее столетие недаром считается самым революционным в истории. Но среди длинного списка потрясших мир событий нет самой масштабной революции XX века, имя которой - глобализация. Сейчас, на рубеже веков, становится очевидно, что многие другие революции могут рассматриваться как составные части этого большого проекта по радикальному переустройству мира. Каждая из них, от спонсированной финансовым капиталом русской революции 1905 года до национально-освободительных порывов в странах третьего мира или "бархатных революций" в Восточной Европе, несла в мир отдельные идеологические аспекты и основы того сложнейшего явления, которое мы сейчас называем модным словом "глобализация". Кстати, революционный процесс глобализации (хотя и без применения этого термина) был, по сути, под- робно описан и весьма точно спрогнозирован еще в самом начале века основоположниками австро-марксизма О. Бауэром и Р. Гильфердингом. С последним, кстати, немало полемизировал В. Ленин в одной из лучших своих работ "Империализм как высшая стадия капитализма". Вождь пролетариата опасался, что сговорившиеся с крупным капиталом "глобалисты" отложат или затянут революцию в России. Практика показала, что опасался он зря.
У тезиса о революционном характере глобализации наверняка найдется немало критиков, которые попытаются доказать, что это явление, напротив, является ярким примером эволюции. Нам представляется, столь распространенное заблуждение связано с тем, что глобализации - вот уже скоро сто лет. То есть очень много по сравнению с жизнью отдельно взятого наблюдателя, которому кажется, что любой процесс, длящийся на протяжении жизни нескольких поколений, никак не может называться революцией. Однако глобализация - именно революция, потому что она достаточно быстро (относительно мировой истории) и принципиально изменяет весь строй человеческих взаимоотношений. Задумаемся над тем, какие признаки характерны для классической революции? Захват власти и смена предыдущих элит новыми. Тотальная смена господствующей идеологии вплоть до формирования собственной "революционной" псевдорелигии. Смена господствующего хозяйственного уклада. Насильственный путь ("бархатные революции" прошли без ярко выраженного насилия, однако они опирались на мощную деятельность спецслужб, тайные операции, широкомасштабное использование коррупционных технологий и методы информационной войны включая PR). У революции всегда есть амбициозный носитель ("буржуазия - сокрушитель феодализма и клерикализма", "пролетариат - могильщик капитализма и буржуазии") и четко позиционированный враг (обязательно антипрогрессивный ретроградный).
Как видим, все эти признаки наличествуют у пресловутой глобализации, что и дает нам право называть ее "ползучей революцией". И хотя дело это относительно долгое - ставка на кону тоже не маленькая. Не власть над отдельной страной или регионом, а настоящее, реальное мировое господство.

МИФОЛОГЕМЫ
К такому масштабному и серьезному явлению, как глобализация, довольно сложно отнестись объективно, поэтому большинство рассуждающих о ней специалистов стоят на полярных позициях.
Одни - почвенники и патриоты (вне зависимости от собственной национальной принадлежности) - видят в глобализации сакральное, апокалиптическое зло. Для них это процесс новой колонизации мира, осуществляемой в собственных эгоистических интересах даже не столько западными странами, сколько пресловутой "мировой закулисой", средоточиями которой обычно называют некоторые финансовые институты и закрытые клубы вроде Бильдербергского. Борцы с глобализацией намертво увязывают ее с пресловутой доктриной "золотого миллиарда", который потребляет большую часть мировых ресурсов и использует все остальное человечество как свою сырьевую базу, рассматривая другие народы исключительно как крепостных или рабов.
Впрочем, среди противников глобализации есть не только мистики и духовидцы, но и серьезные экономисты и политики, утверждающие, что глобализация ставит под угрозу полноценное существование целого ряда национальных экономических систем грозит многим странам финансовым крахом с вытекающими из этой ситуации социальными потрясениями. Сила антиглобалистского движения была в последние годы не раз явлена в виде многотысячных массовых акций в Сиэтле, Давосе и многих других местах (впрочем, об этом подробнее в статье "Антиглобалисты: кто они и откуда?").
И все же сторонники глобализации пока занимают доминирующие позиции в мире, и уж точно - в информационном пространстве. Их доводы, тысячи раз на дню в явном и завуалированном виде транслируемые прессой, телевидением и другими разнообразнейшими носителями информации, сводятся к описанию благ глобализации, прежде всего в самых примитивных, доступных любому обывателю предметных, чувственных формах. Например, таких. Глобализация - свободное перемещение товаров и услуг (для российского обывателя это, например, воплощение мечты о дешевом импортном автомобиле вместо надоевшего "жигуленка"); беспрепятственное передвижение людей через государственные границы (можно отдохнуть не только в заплеванном Сочи, но поехать в Турцию или Египет, а если ты побогаче - в Испанию или Италию - страны, полюбоваться которыми еще десять лет назад большинство наших сограждан могло только по телевизору); создание единого планетарного сообщества постепенно приведет к преодолению этнических конфликтов и социальных противоречий (есть надежда, что чеченские и прочие террористы исчезнут как-нибудь сами собой, погребенные под розовой пеной потребительской жвачки).
Всех же своих противников "прорабы глобализации" склонны огулно объявлять жесткими изоляционистами, ретроградами и вообще сторонниками идей "чучхе". Достаточно вспомнить, как в начале декабря многими российскими СМИ, особенно либеральными телеканалами, смаковался съезд антиглобалистов в Брюсселе. Грязные и патлатые громилы, стаями ютящиеся в бомжатниках, демонстрирующие окружающим голые задницы, прыщавые шестнадцатилетние девчонки, в экстазе бормочущие имя ненавистного подавляющему большинству наших соотечественников Льва Троцкого, - какой нормальный человек захочет быть причисленным к такой чудовищной компании? Очевидно, что подобная манера имеет своей целью создать у обывательских масс устойчивое впечатление, что все критики глобализации - не более чем жалкие маргиналы, "вредные паразиты", одним словом. Впрочем, что с них, революционеров, возьмешь...
Довольно очевидно, что по-своему правы и те, и другие. Безусловно, чистый изоляционизм - это плохо, а успешное взаимодействие с остальным миром, равноправный обмен ресурсами, технологиями и т. д. - это хорошо. И мы согласны с президентом Путиным, озвучившим на встрече в Шанхае эту нехитрую формулу.
Однако глобализация в теории или в декларации и глобализация на практике - совершенно разные вещи. C революциями так бывает частенько:французские якобинцы обещали народу свободу, равенство и братство - и устроили страшную резню, закончившуюся воцарением Бонапарта. Российские большевики тоже пришли к власти под лозунгами "мир народам", "фабрики рабочим", "земля крестьянам" - а вылилось все это в гражданскую войну, коллективизацию и ГУЛАГ. (Хотя поначалу обещания, конечно, выполнялись: например, толпы ничем не занятых французов шатались по улицам и глазели на то, как их родную аристократию уничтожают с помощью мудреного изобретения доктора Гильотена, а русским мужичкам вкупе с фронтовыми дезертирами удалось вдоволь покрушить помещичьи усадьбы, церкви и музеи. Только кончились все эти "радости" очень быстро...)

Глобализация и мировая революция, "о необходимости которой говорили большевики", - это во многом одно и то же.

А пока многие наши сограждане наслаждаются латиноамериканскими "мыльными операми" и порнографией по Интернету, у нас есть надежда, что, поскольку глобализация - процесс более длительный, чем обычная революция, похмелье наступит относительно скоро. Но устойчивость Запада, который мы привыкли считать центральной территорией глобализма, уже в самом скором времени может оказаться эфемерной.

Многие религиозные люди видят в глобализации предвестие Апокалипсиса - времени, когда мир окажется под властью демонических сил. Классическим примером такого понимания любых ее проявлений стала проблема ИНН, которая и сегодня волнует умы многих миллионов православных в России, Греции и других странах.

СМЕНА ДЕКОРАЦИЙ
17 ноября в Сан-Франциско состоялась конференция Международной организации консультантов по связям с общественностью, собравшая лидеров PR-индустрии из 22 стран мира. На конференции царил дух самокритики, живо напомнивший отчетные доклады на партактивах советских времен.
Например, конференция признала неэффективность и даже провал общественного пиара в последние годы, о чем, по мнению выступавших, в частности, свидетельствует неоднозначная реакция на антитеррористическую операцию США в Афганистане, рост антиглобалистских настроений и в целом разрастание широкого общественного конфликта, наиболее масштабного со времен массовых протестов, вызванных войной во Вьетнаме. В результате под натиском протестов транснациональные корпорации и правительства развитых стран были вынуждены перейти к обороне.
Конференция признала необходимым осуществление массированного коммуникационного воздействия на обществен- ное мнение с целью подчеркнуть преимущества экономически и социально интегрированного мира - "глобальной деревни, построенной на общих брэнд-неймах и ценностях". О каких же общих ценностях идет речь? Чтобы избежать обвинений в преднамеренном искажении позиции, позволим себе еще одну цитату. На конференции был сделан вывод о необходимости "выработки принципиально новых обращений и технологий воздействия на общественное мнение, прежде всего в развивающихся странах", с тем чтобы "убедить мир в том, что модель западного капитализма привлекательна не только в плане экономической эффективности, но и в контексте нравственных категорий".
Такое тематическое направление конференции, конечно, не случайно. Явно получен "социальный заказ", причем, похоже, очень хорошо оплаченный - сообщество пиарщиков задешево не работает.
Можно ожидать, что теперь и процессы глобализации, и деятельность транснациональных корпораций будут подаваться миру не только с прагматических позиций ("экономическая эффективность", "целесообразность" и т. п.), но и с позиций социальной ответственности, общественной морали и даже защиты традиционных ценностей.
Одной из первых попыток применения этой новой тактики "социально-ангажированного пиара" можно считать последний специальный обзор проблем глобализации в журнале Economist, построенный в форме диалога с антиглобалистами. Попытку нельзя признать удачной, поскольку слишком хорошо заметна искусственность построения материала, к тому же даже в этой публикации Economist часто скатывается к своему старому менторскому безаппеляционному тону, особенно когда речь заходит о безальтернативности западных либеральных ценностей.
Меняется лишь упаковка - но не содержание, образ - но не суть.
Обращает на себя внимание и назначение ветерана рекламного бизнеса 65-летней Шарлотты Бирс на пост заместителя госсекретаря США по вопросам "общественной дипломатии". Ей поручено обновить содержание и форму пропаганды, обращенной из Вашингтона к остальному миру. Одним из направлений ее деятельности будет нейтрализация набирающих все большую силу многочисленных негосударственных общественных организаций, прежде всего антиглобалистского толка.
Заметим, что все эти шаги обусловлены не угрозой потери поддержки электоратом какой-либо конкретной партии. Речь идет о реальной возможности утраты общественной поддержки всего олигархического мирового порядка. Отсюда и спешная разработка новой стратегии и тактики множества необъявленных, но реально ведущихся информационных войн.

Пропагандисты глобализации обещают обывателю, и прежде всего обывателю состоятельному (а ведь именно такие в основном определяют идеологию социума), массу всяких конкретных благ. Причем большинство из них не является выдумкой.

ПСЕВДОАНТИГЛОБАЛИСТЫ
В феврале 1997 года в журнале Atlantic Monthly появилась весьма примечательная статья всемирно известного финансиста Джорджа Сороса под скандальным заголовком "Global Capitalist Threat" ("Глобальная капиталистическая угроза"). В ней с первых же строк автор делает программное заявление: после ухода с исторической сцены глобального коммунизма "опасностью номер один" для человечества является глобальный капитализм. И нельзя посчитать эту статью случайной игрой ума. Важность поднятой им темы подчеркнул сам Сорос, два года спустя выпустивший книгу о крахе глобального капитализма.
Коль скоро Джордж Сорос, заработавший миллиарды долларов на этом самом глобальном капитализме, видит в нем главную опасность для человечества, то проигнорировать это предостережение было бы безответственно. Признание человека, посвятившего свою жизнь пропаганде идей "открытого общества", имеет, по меньшей мере, символическое значение. Однако, как показывают события последних лет, большинство политиков и обывателей предпочитают продолжать игнорировать эти предостережения.
Впрочем, вряд ли Сорос бескорыстно предлагает себя на роль идейного вождя противников глобализации. Конечно, мы не ставим своей целью глубокий анализ мотивов, побудивших Сороса на идейную, организационную и финансовую поддержку антиглобалистов. Хотя в памяти всплывают аналогии с финансированием русскими и международными миллионерами радикальных партий в России в начале XX века. Вспоминается, что за созданием Greenpeace и партий "зеленых" стояла НАТО, а нынешние арабские террористы финансировались спецслужбами США. Понятный скепсис и простой здравый смысл заставляют нас предположить, что Сорос ведет двойную игру. Многое становится ясно даже при внимательном прочтении вышеназванной программной статьи.

Пока глобализация шагает по миру семимильными шагами, в ее основной цитадели - США начались активные споры о правильности политики, проводимой уже многие десятилетия. Похоже, явная противоречивость этого революционного процесса стала несколько пугать даже американский истеблишмент, всегда бывший главным рупором глобалистских идей.

Пафос статьи заключен в мысли о необходимости строгого общественного контроля над процессами глобализации, особенно в том, что связано с мировыми финансами, обладающими мощным разрушительным потенциалом. Однако, по Соросу, Всемирного банка и МВФ явно недостаточно, чтобы осуществлять контроль над глобальными потоками капиталов. Национальные правительства еще более беспомощны, так как не справляются (да, по определению, и не могут справиться) с функцией контроля над межнациональными финансовыми спекуляциями, имеющими непосредственно глобальную природу. Вывод: необходимо создать Мировой фонд страхования национальных долгов, международных кредитов и многие другие наднациональные организации. Таким образом, псевдонигилизм Сороса и его "острая" критика глобального капитализма оборачиваются... протаскиванием идеи мирового правительства.
Известно, что лучший способ контролировать идеологического противника - попасть в его интеллектуальный штаб, организационно и идейно возглавить движение, извратить его изнутри, произведя идеологическую диверсию или еле заметную, но принципиально важную подмену принципов. Это наиболее эффективный способ увести движение в сторону, в чуждом направлении, не допустить прихода к власти в нем ярких выдающихся личностей. Кроме того существуют старые схемы и рецепты на тему "как пасти стадо". Чтобы стадо сбивалось в кучу, чтобы овцы идеологически не разбредались кто куда, необходимо чувство коллективной опасности. Нужны волки.
Важную роль в "Черном блоке" антиглобалистского движения (см. статью "Антиглобалисты:кто они? ") играет Эдуард ("Тедди") Голдсмит, младший брат и наследник миллиардерафинансиста и легендарного спекулянта сэра Джеймса Голдсмита. На его деньги (Фонд Голдсмита) финансируются радикальные экстремистские антиглобалистские организации анархистского толка, склонные к осуществлению акций протеста с применением насилия. Чтобы не смешивать позиции, следовало бы на- зывать антиглобалистов такого сорта глобофобами. Аналогичным образом Сорос оказывает финансовую поддержку многим антисоциальным организациям левацкого толка, включая те, что выступают за легализацию наркотиков, отмену ограничений на владение оружием и т. п.
Являясь радикальными противниками государственности вообще, они таким образом выполняют функции еще одного орудия глобализации в ее борьбе с организацией мировой общественной системы в форме сообщества суверенных национальных государств. В рамках антиглобалистского движения эти организации выступают в роли "пятой колонны". "Азефовщина" - давно испытанный метод политической провокации. А в отношении остального, пока еще колеблющегося общества, которое может интересоваться антиглобалистскими идеями и не дай Бог начнет им симпатизировать, бесчинствующие глобофобы исполняют функцию тех самых волков.
Кульминацией серии уличных беспорядков, устроенных глобофобами в разных частях света, стали события в Генуе, где убытки, причиненные массовыми погромами, исчислялись сотнями миллионов долларов. Какую позицию остается занять по отношению к антиглобалистам и антиглобализму добропорядочному законопослушному гражданину в таких условиях? Ответ очевиден.
Все более неистовые и массовые формы протеста антиглобалистов против мировых финансовых и торговых организаций и гражданского порядка, с одной стороны, и одновременно использование все более жестких методов подавления беспорядков властями, с другой, - есть хорошо срежиссированный процесс общей эскалации насилия, который готовит мир (психологически и морально) к революционному слому status quo и тоталитарным формам введения нового мирового порядка, глобалистского по своей сути. И, конечно, самым лучшим поводом для развязывания глобалистского террора стали печальные события 11 сентября Америке. Развитые западные страны, традиционно считавшиеся оплотом либеральных свобод, под предлогом борьбы с опасностью терроризма сейчас явно начинают ограничивать права личности, отступая от тех принципов, которыми так гордились в течение нескольких прошедших веков.
Даже Папа Римский, известный своим умением с самым невинным видом попадать в мейнстрим мировой политики, начал в мае кампанию против процесса глобализации, выдвигая обвинения в его антисоциальной сущности. Так что не исключено, что если в прошлом десятилетии борьба за "мировое правительство" велась под лозунгом "защиты прав человека", во имя которого американские "миротворцы" высаживались в Боснии и Косово, то теперь тот же самый процесс будет идти под девизом "борьбы с бедностью" и неравномерным развитием. Только "выравнивать" ситуацию, скорее всего, будут не за счет США и стран Западной Европы, а за счет их конкурентов - Китая, Индии, Ирана, и, в первую очередь, России.

Вольно или невольно, но глобофобы помогают глобальной олигархии решать важнейшую задачу – не допустить формирования широкой конструктивной оппозиции нынешнему сценарию глобализации.

ЧЕГО НЕ СЛЕДУЕТ ДЕЛАТЬ
Cегодня бессмысленно выступать против глобализации как объективного экономического и социального процесса - усиливающейся интеграции экономики, увеличения глобальной информационной прозрачности, в частности, благодаря возможностям интернет-технологий и т. д. Бороться следует с вполне определенным геополитическим и идеологическим сценарием или вектором этого процесса, который явно реализуется в пользу заинтересованных и очень влиятельных групп.
Недавно А. И. Солженицын назвал глобализацию смертью гуманизма. Заметим, что эта смерть была предопределена. Гуманизм был проектом построения рационального и морального мира без Бога. Отбросив Бога, гуманизм провозгласил человека рациональным творцом своих собственных нравственных принципов. Но последовательное движение в этом направлении не могло завершиться "торжеством разума". Как тут не вспомнить Достоевского: "Раз Бога нет, то все позволено". Отсутствие Высшего арбитра неминуемо ведет к моральному релятивизму. А условиях размытости границ между добром и злом исчезает сама необходимость в этой паре понятий. Отбросив нравственные принципы, либеральный глобальный проект оставляет миру только голую рациональность.
Поэтому нынешний проект глобализации предусматривает построение мира не на гармонии интересов, не на сохранении многообразия жизненных и хозяйственных укладов и культур, а на жестоких принципах социал-дарвинизма, где проигравший погибает, а победителю достается все. Суть идущих процессов - в установлении единых правил игры, которые выгодны только сильному и ведут к заведомому проигрышу слабого, не оставляя ему никаких шансов. Для успеха проекта необходимо убедить всех участников игры добровольно отказаться от своего суверенного права на защиту во имя торжества "всеобщего и абсолютного" принципа конкуренции.
Для убеждения непокорных и колеблющихся используются старые приемы политики "кнута и пряника". Так, многие сторонники вступления России в ВТО мотивируют свою позицию тем, что присоединение к этой международной организации приведет к увеличению притока иностранных инвестиций. Полноте, господа, это явно надуманный аргумент. Например, Китай был очень привлекателен для инвесторов и до вступления этой страны в ВТО. Очевидно, что степень открытости и либерализованности экономики, ее вовлеченности в глобальные процессы мало коррелирует с притоком инвестиций. Иностранные капиталовложения, как правило, приходят не в ту страну, где средства массовой информации находятся под контролем либеральных интеллектуалов и вовсю трубят о благах глобализации.
На самом деле, России следует сосредоточиться на другом. В условиях, когда мировое равновесие окончательно нарушено, нам придется научиться действовать в предельно прагматичном ключе, используя все возможности для сохранения нашего национального и государственного бытия.
Возможно, Западу с помощью глобализационных технологий все-таки удастся "взять ситуацию под контроль" и решить проблемы с неуправляемой миграцией и угрозами со стороны региональных сверхдержав - Ирана, Индии и, конечно, Китая. Но сделано это будет скорее всего не путем прямого подавления ("по- литика канонерок" пока еще возможна в отношении афганских талибов, но уже дает сбои в отношении того же Ирака), а с помощью уступок и поиска некоего "консенсуса".
Недаром Збигнев Бжезинский обещал, что Россия будет разменной фигурой в мировой шахматной игре. Вариант, при котором Запад попытается рассчитаться со своими потенциальными конкурентами, раздавая куски российской территории, пока остается весьма вероятным.
Ведь сейчас мы обладаем огромным богатством - седьмой частью суши, на которой сосредоточена треть мировых ресурсов полезных ископаемых. Между тем нас, хозяев этих громадных просторов, не так уже и много - всего два процента населения земного шара. А лет через тридцать будет и вовсе один. И, естественно, уж многие считают такое распределение ресурсов "несправедливым". Если мы окажемся неспособны защитить свое достояние, нас ожидает незавидная судьба. И благополучно устроить свою жизнь перед лицом гибели нации и государства смогут лишь единицы. Те же, кто покинет Родину, растворятся в толще других народов, как и те два с половиной миллиона русских, бежавших в результате революции 17-го и гражданской войны.
Дело в том, что русские представляют собой "имперскую нацию", отдавшую в пользу государственного строительства значительную часть своей идентичности. И разрушение государства или отдаление от родных рубежей неизбежно вызывают ее кризис. Поэтому русские, в отличие от армян, евреев или даже китайцев, не могут сохранять жизнеспособную диаспору и существовать в созданных добровольно, обособленных от остального социума гетто или чайнатаунах.
Такими могут оказаться результаты слепого следования западному глобалистскому сценарию. А сегодня Россию явно пытаются втянуть в большое столкновение цивилизаций на стороне Запада против Китая или хотя бы наиболее агрессивной части исламского мира. Каким бы ни был итог этого противостояния, наша страна окажется обескровлена, а ее военная и экономическая инфраструктура будет надломлена.
Однако конфронтационный изоляционизм также невозможен, в том числе и по причинам чисто экономического характера. Даже Советский Союз, с его огромным запасом прочности и расчетом на всеобщую мобилизацию экономики, едва ли смог бы долго просуществовать, оборвав большую часть своих внешних связей. О нынешней же экономике, полностью зависящей от мировой конъюнктуры, и говорить не приходится...Так что вариант "Россия против всех" оказывается заведомо проигрышным.

По мнению экспертов, в ближайшие несколько десятилетий население планеты увеличится по крайней мере вдвое, причем прежде всего за счет азиатских и африканских народов, а современные виды оружия, включая ядерное, перестанут быть монополией европейцев и американцев. Подобное развитие событий чревато самыми разнообразными цивилизационными конфликтами.

ТРЕТЬЯ СТРАТЕГИЯ
Следовательно, для того чтобы Россия сохранилась как государство, а русские - как нация, ей необходимо выбрать некий иной путь развития. Его суть - в "равноудаленности" России от Запада, Китая и мусульманских стран. Поддерживая со всеми ровные и конструктивные отношения, следует не допускать втягивания себя в конфликты. Маневрируя между крупными геополитическими центрами, можно занимать устойчивую позицию, не подвергая нацию жестоким мобилизационным экспериментам, на которые она пока не способна. При этом мы, естественно, теряем статус сверхдержавы, которым Россия обладала в течение почти двух веков - с момента победы над Наполеоном. Однако за свою тысячелетнюю историю России уже не раз случалось оказываться в ситуации стратегического отступления. Отступления, необходимого для того, чтобы собрать внутренние ресурсы нации, внести ясность относительно стратегических целей страны, определить ее новую цивилизационную перспективу.
Похоже, осознание необходимости маневра между Западом и Востоком наконец стало доминантой в политике нынешнего российского руководства. К числу шагов, предпринятых в контексте общего маневрирования, можно отнести отказ Москвы от использования военных баз в Лурдесе (Куба) и Камрани (Вьетнам), которые уже давно перестали быть козырем в геополитической игре. Однако взамен новый российский истеблишмент оставил за собой право на стратегическое партнерство с Ираном, Ираком, Индией, которое сейчас жизненно необходимо России.

При любом столкновении Востока и Запада Россия пострадает первой, приняв на себя удар атакующей стороны.

Слава Богу, эти страны, также остро нуждающиеся в серьезных экономических партнерах, ценят не звонкие речи политиков, а реальные действия, предпринимаемые не столько самим российским государством, сколько мощными, находящимися под негласным государственным патронажем корпорациями, вроде "ЛУКойла" или "Газпрома". Им нужны не рассуждения о дружбе и сотрудничестве, а реальные инвестиции в разработки месторождений, специалисты, новые технологии...А все наши "сладкие слюни" они с удовольствием готовы оставить Западу.
Проблема такого политического курса - только в том, что он не может быть громогласно и прямо декларируем. Лишенный инсайдерской информации обыватель способен лишь угадывать его вехи, анализируя в комплексе в основном только те события, о которых долго и часто рассказывают по телевизору. Например, о визите Путина на техасское ранчо Буша и посещении российским президентом американской средней школы. Однако реальная внешняя политика, которую ведет Россия, практически неизвестна основной массе населения. Между тем именно эта политика является не только вполне продуманной и эффективной, но и несет в себе очень серьезный идеологический ресурс. К сожалению, проблема нынешней власти в том, что ее логика - это логика технократии. Высшее политическое руководство страны исходит из того, что декларировать какую-либо концепцию, в том числе и геополитическую, это значит подставлять себя под удар. Но бесконечно маневрировать невозможно.
Сегодня делаются шаги в правильном направлении, однако общество даже не подозревает о существовании названной концепции. Многие считают, что Кремль окончательно завязан на Запад и подписался на вестернизацию. Только подлинная элита в курсе дела. Но к чему это может привести? К тому, что уже через несколько лет мы можем столкнуться с проблемой преемственности курса. И вместо грамотной политики "качелей" (баланси- рования между геополитическими центрами), которую русские дипломаты использовали еще в девятнадцатом веке, мы получим крен в прозападную или антизападную сторону. А ведь и то, и другое может привести к катастрофе.
Для того чтобы нынешний курс остался неизменным на протяжении длительного времени, он должен быть открыто декларирован и обоснован концептуально. Возможно, с тактической точки зрения это и создаст определенные неудобства на международной арене, поскольку российские лидеры уже не смогут позволить себе "встречи без галстуков" и "визиты дружбы" - ни на Запад, ни на Восток. Все будут знать, что Россия - сама по себе и преследует в современном мире только собственные интересы.

Глобализация в нынешнем виде – это попытка навязывания «англо-саксонского»(не в этническом смысле слова) либерального олигархического стандарта организации общества и всемирного хозяйства.

Кстати, во времена Александра III, на которые приходились годы наивысшего расцвета России, все так и было. Император откровенно сказал, что "у России только два союзника - ее армия и ее флот", а все союзнические обязательства, равно как конфликтные темы, имеют лишь относительное значение. Как ни странно, мир это "переварил" и отнесся к таким заявлениям спокойно. И до тех пор, пока российская внешняя политика продвигалась в этом русле, наша страна жила без "великих потрясений". (Символично, но приведшая к революции первая мировая война началась с поражения русских войск, которые, забыв о собственных интересах, бросились в неподготовленное наступление в Восточной Пруссии. Известно, что целью трагического похода армии генерала Самсонова было "спасение французов" - требовалось оттянуть на восточный фронт часть германских войск, рвавшихся к Парижу. И Париж русские, как известно, спасли. Однако спасти себя от позора Брестского мира уже не смогли).
Тогда, в конце XIX века, смысл проводимой царем политики был ясен не только для узкой группы приближенных, но и для самых широких слоев чиновничества, офицерства и купечества. "Величие России", которое должно было наступить в ХХ веке, было подлинной национальной идеей, в которую верили и во имя которой шли на жертвы. Этим путем нам лучше следовать и сейчас.
Для того чтобы ответить на вызовы глобализации, нужна не только эффективность политического курса, но и его осознанная поддержка со стороны всей нации. Только соборная воля власти и народа сможет вывести страну на путь, где у России останется надежда на будущее.

Александр Бородай,
Андрей Кобяков,
Федор Дорохин


[вернуться к оглавлению]     [обсудить статью на форуме]     [следующая статья]
Журнал уже в продаже

СОБЫТИЕ
«Церковь и нация снова вместе»
Унизительное утешение
Экспертный пул против вертикали власти
«Электронное правительство»
Не наш товар года
Заменим двенадцатилетку двадцатилеткой!

ГЕОПОЛИТИКА
Год рухнувших башен

ГОСУДАРСТВО
Годовой обзор экономической политики
Надзор за «прачечными»

ТЕМА НОМЕРА: ПАРАДОКСЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
В поисках пути
Антиглобалисты: кто они и откуда?
Разделенное человечество: взгляд Михаила Делягина
Комментарии Валерия Федорова, Гейдара Джемаля, Сергея Кара-Мурзы
Россия и ВТО: неравный брак
Интервью Сергея Глазьева
Дух века сего...
Христос и глобализация

ХОЗЯЙСТВО
Кузница русских радаров
Прицеп едет в гору
Американская экономика: рецессия или депрессия?
Годовой анализ тенденций российских финансовых рынков
Годовой анализ тенденций мировых рынков

ТРАДИЦИИ
Строгановы

МИЛОСЕРДИЕ
Знает ли левая рука, что творит правая?
Почем милость к падшим
О чем молятся атомщики

ВОЙНА
Кавказские грабли
Охота на волков

ТЕРРИТОРИЯ
Деревня Барятино

КНИГИ
Невидимая война
Лицо без маски

ВЕЧНОЕ
Жар зимнего солнца
Тайны Святой Горы

ТВОРЧЕСТВО
Зло в золоченой раме
Жажда рая

 
При перепечатке и цитировании материалов - ссылка на "РП" обязательна   © "РП" 2001 - 2005
webmaster

Сайт РПМонитор
РПМонитор - ежедневный аналитический интернет-журнал