ГЛАВНАЯ    АРХИВ    О ЖУРНАЛЕ    ФОРУМ    ПАРТНЕРЫ
# 1 (2) январь 2002

ВОЙНА

Кавказские грабли

Или сдача Чечни и последующий уход России с Северного Кавказа - или прекращение партизанского движения и ликвидация бандподполья. Третьего не дано.

"Ни мира, ни войны, а армию - распустить". Лев Троцкий. 1918 год

Мы предлагаем вниманию читателей очень жесткую, острую и отнюдь не бесспорную статью, посвященную положению России на Северном Кавказе. И хотя мы доверяем мнению профессионала, ее написавшего, в наших глазах эта публикация не является окончательным обвинительным заключением, а скорее - основанием для дальнейшей дискуссии на страницах "РП".

ЗАБЫТАЯ ЧЕЧНЯ
На фоне "всемирно-исторических побед" США и Северного альянса над талибами в Афганистане, падения цен на нефть и внешнеполитических прорывов российского президента война в Чечне оказалась по сути забыта большинством российских СМИ. В телевизионных новостях сюжеты о событиях в мятежной республике появляются лишь изредка - и только тогда, когда там происходят "сверхнормативные" неприятности для наших военных и гражданских властей. Интерес печатной прессы к чеченским событиям тоже не слишком велик: читатель устал от сообщений о боях, стычках, засадах, взрывах, беженцах и прочих "привычных" вещах. Большинство граждан, по-видимому, смирились с тем фактом, что "сортиров" для всех боевиков в Чечне не хватает, а иных средств умиротворения у федеральных властей так и не нашлось. "Контртеррористическая операция" (как продолжают стыдливо именовать эту войну в официальных документах) теперь воспринимается в качестве "обыденного" (а потому неизбежного и неистребимого) зла, с которым придется мириться еще годы и годы, а то и десятилетия. Мало кто уже задается вопросами: почему и для чего эта война, как ее закончить. Есть президент, правительство, генералы: у них головы большие - пусть думают... Время от времени "второсортные" корреспонденты, засевшие в вагонах на Ханкале ("раскрученные" давно переведены на более острые участки общественного внимания), радуют зрителя картинками "возрождения мирной жизни", внушая надежду, что рано или поздно все как-нибудь "устаканится", "перемелется" и т. п.
Только крутые радикалы-правозащитники все еще не угомонились. В своих ма лочитаемых в России (но очень популярных во всяческих ЕС и Европарламентах) изданиях они непрестанно кричат о "зверствах российских оккупантов", "нарушениях прав человека", "внесудебных расправах" по отношению к мирному населению "маленькой, но гордой" республики.
Между тем обстановка в Чечне оставляет, мягко говоря, желать лучшего. В условиях отсутствия законов военного времени и общей "моральной усталости" войск командование Объединенной группировки и руководство местных "силовых структур" так и не смогли разработать и применить действенные меры против партизанских отрядов и подполья противника. И наоборот, потерпев множество неудач, частных поражений, понеся большие потери в живой силе, бандформирования смогли создать весьма эффективные структуры разведки и связи, надежные каналы поступления денег и снаряжения. Руководство бандгрупп, оставаясь разделенным множеством противоречий и даже активно враждуя, все-таки сумело наладить координацию своих действий, о чем свидетельствуют события нынешней осени - серия нападений на административные учреждения и военные центры в наиболее значительных населенных пунктах равнинной и горной Чечни. Секрет успешного взаимодействия в данном случае прост: получением и распределением денег заведуют лишь немногие из полевых командиров, а остальные в погоне за своей долей вынуждены в той или иной степени подчиняться. Теперь мы имеем в Чечне пусть не слишком многочисленную, но гибкую систему так называемого чеченского сопротивления, сокрушить которую без применения экстраординарных мер, осмелюсь утверждать категорически, совершенно невозможно. Относительно действенные ранее "пожарные методы" сегодня дают все меньше и меньше результатов: противник быстро учится, используя все возможности для ослабления и без того невысокой эффективности наших "силовиков".

ЗЫБКИЕ ПОЛНОМОЧИЯ
В начале года, передавая ФСБ "руководящие полномочия" в Чечне, президент и правительство "забыли" передать чекистам необходимые средства для их осуществления. Подразумевалось, что опыт, накопленный ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ в деле разгрома партизанских движений в Средней Азии (20 - 30-е годы), Прибалтике (40 - 50-е), Северном Кавказе (20 - 50-е), Западной Украине (40 - 50-е), как-нибудь "сам собой" позволит вскорости довести войну до победного конца. К сожалению, указанный опыт, вместе с лицами, успешно его применявшими, давно и надежно отнесен к "наследию проклятого тоталитарного прошлого" и похоронен под надгробием "неуклонного соблюдения гуманитарных ценностей". От полков, дивизий и корпусов НКВД, выполнявших грязную, кровавую и совершенно необходимую в подобных условиях работу, остались лишь архивы да музей на Красноказарменной улице. Теперь в распоряжении оперативников имеются крайне немногочисленные и дорогостоящие отряды спецназа, по самой сути своей пригодные лишь для точечных, по-настоящему контртеррористических операций, но никак не для широкомасштабной войны с партизанами.
Еще хуже, как уже неоднократно отмечали серьезные аналитики, обстоит дело с правовым обеспечением военных действий. Войны у нас, собственно, как не было, так и нет (как, впрочем, нет и смертной казни). А раз нет войны - нет и фильтрационных лагерей (необходимой принадлежности любого воюющего против партизан государства), и военных трибуналов, и штрафных подразделений для трусов, дезертиров, мародеров и ворья (а таковых в войсках, чего греха таить, великое множество). Короче, много чего нет.
Теоретически (а зачастую и на практике) по факту каждого "убийства" в Чечне должно заводиться уголовное дело - будь то смерть военнослужащего, боевика, мирного жителя, "полевого командира" при любых обстоятельствах - в бою, при подрыве на мине, в засаде, при артобстреле и т. д. и т. п. Причем расследование может вестись как военными, так и гражданскими органами прокуратуры с соблюдением всех без исключения процессуальных норм самого что ни на есть мирного времени. Аналогично должен протекать и последующий судебный процесс. Между тем ситуация в республике такова, что на фоне полного отсутствия правового сознания у войск и населения, более того - при абсолютном и взаимном их одичании, бешеной ненависти, ужасающей коррупции, моральном разложении (список негативных явлений можно продолжать до бесконечности - насколько хватит словарного запаса) применение уголовного права в Чечне давно превратилось в фикцию. Его нормы используются в чьих угодно интересах, но только не в интересах справедливости. И, смею уверить, "правовой беспредел" (о котором справедливо вопят "гуманисты-правозащитники") будет продолжаться. Введения в действие на территории Чечни законодательства военного времени с его "античеловечными" нормами (традиционно предусматривавшими смерть за такие деяния, как массовые убийства, бандитизм, мародерство и т. п.), как теперь совершенно ясно, ожидать не приходится - не дай Бог, какой-нибудь "Совет Европы" выкажет недовольство. Поэтому угодившие в руки "федералов" бандиты и дальше будут либо нести наказание (иногда превышающее вину) в "преступном" внесудебном порядке, либо вообще его избегать, отделываясь полученными при задержании синяками, "легким испугом" да солидными денежными суммами, которые придется внести их родственникам в карманы "строго соблюдающих нормы УК и УПК" должностных лиц. Кстати, так чаще всего и бывает. Куда, как вы думаете, деваются те десятки и сотни "задержанных по подозрению в причастности к НВФ", о которых нам радостно сообщает телевидение после каждой очередной операции? Через два-три дня подавляющая их часть оказывается на свободе в строгом соответствии с законодательством - под подписку о невыезде, например. Те же единицы, которые досидят до суда, не будучи "обменены" на очередного пленного, имеют прекрасные шансы выйти на свободу, поскольку любой грамотный адвокат наверняка найдет "вопиющие нарушения законности при задержании", а также сколько угодно свидетелей невиновности подсудимого из числа его односельчан. Процессы над Радуевым или печально известным "Трактористом" - редчайшее исключение, возможное только благодаря их широкой и надежно зафиксированной бандитской "славе".
Наивно было бы предполагать, что при столь "зыбких" полномочиях военачальники и оперативники станут проявлять чудеса ответственности и героизма - то есть по-настоящему воевать против партизан. В условиях, когда над головой висит дамоклов меч возможного в будущем суда по обвинению в "военных преступлениях" (как судят сейчас участников гражданских войн в бывшей Югославии, не говоря уже о деле танкиста Юрия Буданова), брать на себя ответственность в осуществлении "сомнительных" с точки зрения "международного права" мероприятий способны лишь единичные командиры. И рисковать жизнью во имя непонятных целей (а в армии никто до сих пор не может понять, чего на самом деле добивается правительство) тоже готовы немногие. А потому без радикального изменения внутренней политики бандформирования уничтожить не удастся, и война затянется до бесконечности.

НЕВТЕРПЕЖ
Кажется, спустя два года сей факт дошел - таки до политического руководства в Москве. Как и то, что война давно уже непопулярна в обществе, но по-прежнему требует огромных финансовых затрат, что на фоне неблагоприятной ценовой конъюнктуры на рынке сырой нефти приобретает особенно болезненный характер. И, как следствие, в СМИ регулярно появлялись невразумительные сообщения о каких-то переговорах с Масхадовым при посредничестве президента Ингушетии Руслана Аушева, "проектах мирного урегулирования" и прочем. Смутные слухи раз за разом подкрепляются "блестящими" экспромтами генерала Казанцева. Переговоры "имеют место быть" - в этом сомневаться не приходится. А теперь, после растиражированной всеми телеканалами и получившей множество комментариев "сенсационной" встречи Казанцева с "министром иностранных дел" Ичкерии Закаевым (а он, часом, не в федеральном розыске? ), двух мнений быть не может: Москва прощупывает варианты "мирного урегулирования".
Если ранее федеральные власти терпеливо ожидали момента, когда разнообразные спецназы прибьют, наконец, "знаковые фигуры" чеченской кампании - Басаева и Хаттаба, чтобы потом на основании этих "выдающихся успехов" заявить на весь мир об "окончательной победе", то теперь, похоже, ждать уже невтерпеж. В конце концов, ловить указанных "полевых командиров" могут еще многие годы с тем же успехом, а "урегулировать" нужно поскорее - задолго до будущих президентских выборов. При этом для московского истеблишмента абсолютно ясно - повторение "Хасавюрта-96" в чистом виде невозможно - поскольку он будет воспринят общественностью в качестве полного краха начинания, на волне которого (в основном) и пришел к власти В. В. Путин.
Таким образом, перед ответственными за "распутывание чеченского узла" чиновниками стоит непростая задача - "как невинность соблюсти и капитал приобрести". То есть как бы так исхитриться одновременно договориться с боевиками, под благовидным предлогом сдав им обратно с рук на руки "эту чертову Чечню", и в то же время объявить данное действие эпохальной победой над сепаратизмом (или, на худой конец, замолчать вообще). Вообще-то, идея не нова. Еще в самом начале войны, выдвинув на должность главы администрации республики известного в прошлом бандитского лидера, "муфтия" Ахмада Кадырова, официальная Москва рассчитывала, что один переметнувшийся полевой командир сумеет при поддержке всей мощи федеральных сил подмять под себя остальных. Однако здесь наши доморощенные "римляне", вознамерившиеся "разделять и властвовать", допустили очередную грубую ошибку, сделав ставку не на ту "лошадку". Кадыров так и не добился ни малейшего авторитета за пределами родного тейпа "Беной". Расставив своих людей на доходные посты в администрации, фактически монополизировав подпольный нефтебизнес в восточной и северной Чечне, Ахмад-хаджи сепаратно договорился с Масхадовым и занялся любимым делом - конвертацией власти в большие деньги.
Хочется надеяться, что в ведении переговоров (которыми, кстати, занимался не так давно в Назрани не кто-нибудь другой, а заместитель директора ФСБ генерал Юрий Заостровцев) российскими официальными лицами руководит не ненависть к собственной армии и не стремление в очередной раз унизить собственную страну, а невеселая алтернатива - либо смириться с перспективой воевать ближайшие 10 лет, либо попытаться "найти компромисс".

ВАРИАНТЫ
Возникает вопрос: а может ли вообще в Чечне установиться что-то вроде status quo при условии "миротворческого" завершения "контртеррористической операции" ? Рассмотрим три наиболее вероятных варианта развития событий.
Вариант первый. Постепенная либо форсированная передача полномочий в Чечне местной администрации. Собственно, этот процесс уже давно идет: по всей республике достаточно поспешно (насколько это возможно с учетом бюрократизма, помноженного на полный бардак) создаются постоянные подразделения МВД, ОМОН и СОБР, продолжается набор местных сотрудников в ФСБ, суды и прокуратуру. Основными критериями для зачисления является неучастие в НВФ в эту кампанию (в прошлую - пожалуйста! ), ну и, конечно, соответствующие рекомендации от влиятельных людей. Одновременно по всей территории продолжается сокращение присутствия войск (которые стягиваются в укрепленные лагеря), неуклонно уменьшается количество блокпостов, застав и т. д., укомплектованных российскими военнослужащими и "неместными" сотрудниками милиции. Невооруженным взглядом просматривается надежда руководства на то, что принявшие в своих родных селах и районах бразды правления всяческие главы администраций и начальники милиций заставят боевиков считаться со своими требованиями, уговорят их вернуться по домам и создадут относительный порядок. А там, постепенно, обстановка вернется в укатанную колею по образцу какой-нибудь Габардино-Архарии: местные "князьки" делают что хотят, живут по своим законам и обычаям, "кормятся" из федерального бюджета, воруют из него в меру способностей и не лезут с рецептами радикального переустройства Кавказа на ваххабитский манер. А то, что при этом там будут потихоньку приторговывать людьми (воруя их в России) и вновь сделают Ичкерию базой для интернационального криминала, уже не волнует - "лишь бы не было войны".
И все же, несмотря на привлекательность для Москвы подобной схемы, надежды на ее воплощение тают, как снег в апреле. Практика передачи "полноты власти" в ряде районов Чечни в руки местных авторитетов себя не оправдала. "Освобожденные" от присутствия федеральных войск районы немедленно превращаются в базовые лагеря и "дома отдыха" для боевиков, одни неугодные главы администраций устраняются физически, с другими быстро находится общий язык по принципу "мы не трогаем вас - вы не трогаете нас". Все довольны: главари администраций могут смело требовать от "русских" дивидендов и поощрений за прекращение боевых действий в своих районах (поскольку все чеченцы помирились, а русских гарнизонов нет, то война прекращается сама собой). Боевики рады возможности спокойно отдыхать от "трудов праведных", периодически отправляясь обстреливать, убивать и взрывать туда, где федеральная власть еще тужится обеспечивать "конституционный порядок" - в крупные города и окрестности больших гарнизонов. Таким образом, налицо подпольный переход власти к тем же бандформированиям, более всего заинтересованным именно в подобном "умиротворении" своих родных сел и аулов. В один прекрасный день этот "тихий омут" взорвется очередной резней, в ходе которой доблестная чеченская милиция и администрация частично перейдет к боевикам, частично (во главе с Кадыровым) удерет в Россию. Один раз мы уже проходили подобный сценарий - в августе 1996-го.
Вариант второй. Самый "рабочий" на сегодняшний день и, вместе с тем, самый бесперспективный. Предусматривает сепаратные переговоры с представителями "законного президента" А. Масхадова, итогом которых может стать так называемая сдача оружия боевиками и их переход к мирной жизни. Не совсем понятно, правда, какой интерес для Масхадова осуществить подобное соглашение, кроме разве что спасения шкуры (летом его едва не убили в ауле Горный Аллерой, разгромив попутно штаб и охрану). Но, допустим, случится чудо и Масхадов даст приказ на прекращение сопротивления своим верным "полевым командирам". Дальше, по идее, перед нами предстает прямо-таки пасторальная картинка: получив приказ своего "верховного", боевики дружно спускаются с гор, сносят в отделения милиции оружие, притаскивают на веревке Басаева с Хаттабом и, получив амнистию, приступают к восстановлению народного хозяйства.
Однако, если генерал Казанцев добьется столь "выдающейся дипломатической победы", отпраздновать ее нам не удастся. Неизвестно, какие условия будут вынуждены выполнять по этому соглашению федеральные силы и органы власти, но со стороны боевиков выполнять их просто некому. Только человек, ничего не знающий о Чечне, может поверить, что приказа доморощенного президента кто - нибудь послушается. Хаттаб и Басаев (если последний по состоянию здоровья еще способен руководить своими бандами), которым подчиняется сейчас большая часть "полевых командиров", отреагируют разве что объявлением Масхадова "предателем". И война продолжится своим чередом. Телевидение радостно заснимет сдачу в плен и амнистирование пары десятков приближенных к "главнокомандующему" кровавых бандитов и последующий их благополучный отъезд за границу. А там отставной президент немедленно отречется от договоренностей, объявит о нарушении русскими своих обязательств и под крылышком Запада возглавит вполне благопристойное "правительство в изгнании". И будет терпеливо ждать, когда в ходе очередной "миротворческой операции" его извлекут из нафталина и объявят "умеренным национальным лидером чеченского народа". Чем Масхадов, в конце концов, хуже каких-нибудь Ибрагима Руговы или Раббани? На самом деле, даже если никакого соглашения Казанцев с Закаевым не достигнут, лидеры НВФ уже добились крупной победы: весь мир осведомлен, что Москва пошла на переговоры с их "официальными представителями" и, следовательно, де-факто признала их субъектом международного права.
Вариант третий. Как это ни прискорбно, нельзя исключать самого худшего развития событий, при котором Москва согласится на прямую сдачу Чечни, исходя из принципа "отрезанный ломоть обратно не приставишь". При этом вряд ли речь пойдет о прямом возвращении Масхадову полноты власти путем мирного соглашения. Куда вероятнее "проведение свободных выборов" и последующего "референдума о независимости" под международным наблюдением. Выборы будут организованы при двух обязательных условиях: самоустранении "федералов" полном попустительстве боевикам (которые применят все средства "убеждения"). Понятно, что такое "волеизъявление" непременно приведет к оглушительной победе сторонников независимости. Далее - по косовскому сценарию "со всеми остановками". Нет, конечно, бомбить Москву никто не будет, но "миротворцы" на Кавказе объявятся всеобязательно. А там, глядишь, представители незалежной Чечни займут свое "законное" место в Организации Объединенных Наций...

НЕВЕСЕЛЫЙ ПРОГНОЗ
Зададимся вопросом: а может, так оно надо? Может, в этом и есть та самая "сермяжная правда"? В конце концов, русских, еще 10 - 12 лет назад составлявших половину населения Чечено-Ингушетии, в Чечне (как, впрочем, и в Ингушетии) почти совсем не осталось (несколько тысяч доживающих в Грозном и станицах Наурского и Надтеречного районов свой век стариков - не в счет); мощная нефтепромышленность, создававшаяся во времена СССР усилиями всей страны, разворована и разрушена так, что никакие частные инвестиции в обозримом будущем ее не поднимут; прекращение безнадежной войны освободит российский бюджет от колоссальных расходов - чем не резоны для немедленного "примирения" ? Ну а что до принципов "единой и неделимой" - то мы уже отказались от столь многого, что с Чечней и сравнивать не приходится. Ну что с того, что отдадим завоеванное и освоенное нашими предками при Ермолове? Ведь в процессе "перестроек" и "демократизаций" уже отдали все завоевания Суворова и три четверти приобретений Петра Великого... Можно еще много писать и говорить о том, что "насильно мил не будешь", что "пусть чеченцы попробуют построить свою государственность", что "в Россиии земли много - от нее не убудет". Но во всей этой капитулянтской логике есть колоссальный изъян - ибо правомерен вопрос: "А с чего это мы так уверены, что с оставлением Чечни война закончится?"
В самом деле, предположим, что нашу армию очередной раз с позором "попросят" из республики, Масхадов (или еще кто-нибудь) воцарится в Грозном - и что? Куда денутся несколько тысяч боевиков - ваххабитов, давно превратившихся в профессиональных террористов-наемников, чем они станут заниматься после войны в разрушенной почти дотла Чечне? Рассчитывать на то, что сразу после завершения боевых действий эти люди сложат оружие и приступят к мирному труду, - преступная наивность. Также наивно предполагать, что некие вновь созданные местные правоохранительные органы сумеют справиться с ними своими силами. Уже было - в 97 - 99-м: не справились ни в малейшей степени.
Реальность такова: в рядах боевиков сосредоточена самая боеспособная часть чеченского населения. Приняв в качестве идеологии ваххабизм с его непрерывным "джихадом", а в качестве образа жизни - перманентный хорошо оплачиваемый бандитизм и терроризм, эти люди постараются захватить власть сначала в Чечне (и преуспеют в этом), а потом - на сопредельных территориях. Да, конечно, сначала они передерутся за власть между собой, но победу одержат самые агрессивные, отчаянные, оголтелые - ведь им, кроме всего прочего, и предназначается в настоящее время львиная доля поступающих из арабского мира денежных средств. Вряд ли Хаттаб или подобный военный лидер с арабским именем (очередной Абу-Омар или Абу-Валид) станет президентом "Ичкерии", но стать теневым лидером он имеет все шансы. Тогда нас вновь ожидают "исламские освободительные походы" Ингушетию, Дагестан и т. д. Плюс затяжная пограничная война, проблемы "дырявой границы", "криминального отстойника" - то есть все то же самое, против чего была направлена нынешняя "контртеррористическая операция".
Еще худшие последствия "самоопределение" Чечни будет иметь во внешне-и внутриполитическом плане. Столь явственная слабость будет воспринята местными региональными "князьками" в качестве сигнала к новому этапу борьбы за "суверенитет" - авторитет власти, проигравшей внутреннюю войну, как правило, теряется безвозвратно. И что самое страшное - оставление Чечни создаст прецедент для других любителей обустройства "маленьких, но гордых" национальных государств. Наши же новые "друзья" в лице США и НАТО, на "вечную дружбу" которых, похоже, стали чересчур рассчитывать в Кремле, будут лишь исподтишка приветствовать дальнейший распад РФ на мелкие гособразования. Ведь Штаты всегда исходили из принципа - чем меньше государство, тем лучше: более управляемо, более склонно подчиняться патронажу "большого заокеанского дяди" и, кроме того, при необходимости тем легче его привести "к общему знаменателю" (как Панаму, Гренаду, Югославию, Македонию и т. д.).
Итак, надо ясно понимать: "сдача" Чечни фактически обозначает начало ухода России с Северного Кавказа, ухода болезненного и кровавого.
Если откровенно бездарные действия наших властей на Кавказе в целом и в Чечне, в частности, - не более чем досадные ошибки, вызванные некомпетентностью генералов и политиков "ельцинского призыва", а не что-то иное (о чем, честно говоря, и думать не хочется), тогда у президента и у нас остается один-единственный вариант - военная победа над террористами любой ценой. В т ом числе (и в первую очередь) ценой отказа от вредных и даже преступных в наших условиях "европейских гуманитарных норм" и пресловутых "общечеловеческих ценностей". Победа ценой безжалостного очищения политического и военного истеблишмента от беспринципных, продажных, безвольных чиновников-флюгеров. Ценой непопулярных, но необходимых усилий, жертв и потерь.

ТАК ЧТО ЖЕ ВСЕ-ТАКИ ДЕЛАТЬ?
Менее всего хотелось бы давать рекомендации по "умиротворению" Чечни: насколько нам известно, подобные предложения десятки раз ложились на рабочие столы высших руководителей государства. Всякий раз - без малейшего результата. Два года власти пытались потушить большой пожар, поднося воду стаканами. И все же попробуем суммировать те главные меры, без которых успешное завершение войны в обозримом будущем невозможно.
Первое. Объявить, наконец, в Чечне военное положение со всеми вытекающими последствиями - передачей всей власти военной администрации, ограничением гражданских прав населения, введением в действие испытанного комплекса военно-полицейских мер (всеобщую регистрацию жителей республики, ограничение передвижений, закрытие границ, создание долговременных фильтрационных лагерей, военно - полевых судов и т. д.)
Второе. На деле, а не на словах оказать давление на Грузию, где боевикам из Чечни созданы все условия для отдыха, лечения, пополнения и снабжения. Если понадобится - совсем прекратить поставки российского газа: возможно, тогда грузинский народ не станет дальше терпеть откровенного русофоба Шеварднадзе и к власти придет кто-нибудь более лояльный по отношению к северному соседу и более настроенный на сотрудничество в деле борьбы с терроризмом. (Отметим в скобках, что резкое обострение грузино-абхазского конфликта, чреватое новыми неприятностями для России, было быстро сведено на нет сокращением поставок газа ровно вполовину...)
Третье. Объединить всю власть в Чечне в руках одного человека - опытного, честного, решительного, а кроме того - нечувствительного к воплям "демократической общественности" и не страшащегося прослыть "военным преступником". А назначив, спрашивать с него не за количество уничтоженных террористов и изъятого оружия, а за результат - прекращение партизанского движения и ликвидацию бандподполья. Вот только найти такого человека после безвременной кончины адмирала Г. А. Угрюмова будет трудновато.
Но даже с принятием и выполнением всех вышеперечисленных мер и условий, "авгиевы конюшни" Чечни - надо отдавать себе в этом отчет - придется чистить еще долгие годы: слишком много времени и возможностей было упущено с осени 99-го.
Меры эти нелегки, небесспорны и даже небезопасны (особенно для их непосредственных исполнителей). Но только они могут дать надежду на то, что зараза ваххабизма и криминального беспредела не расползется по всему Югу России и что тяжелая болезнь чеченского сепаратизма не станет роковой для ослабленного десятилетней смутой Российского государства.

Иван Острогов


[вернуться к оглавлению]     [обсудить статью на форуме]     [следующая статья]
Журнал уже в продаже

СОБЫТИЕ
«Церковь и нация снова вместе»
Унизительное утешение
Экспертный пул против вертикали власти
«Электронное правительство»
Не наш товар года
Заменим двенадцатилетку двадцатилеткой!

ГЕОПОЛИТИКА
Год рухнувших башен

ГОСУДАРСТВО
Годовой обзор экономической политики
Надзор за «прачечными»

ТЕМА НОМЕРА: ПАРАДОКСЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
В поисках пути
Антиглобалисты: кто они и откуда?
Разделенное человечество: взгляд Михаила Делягина
Комментарии Валерия Федорова, Гейдара Джемаля, Сергея Кара-Мурзы
Россия и ВТО: неравный брак
Интервью Сергея Глазьева
Дух века сего...
Христос и глобализация

ХОЗЯЙСТВО
Кузница русских радаров
Прицеп едет в гору
Американская экономика: рецессия или депрессия?
Годовой анализ тенденций российских финансовых рынков
Годовой анализ тенденций мировых рынков

ТРАДИЦИИ
Строгановы

МИЛОСЕРДИЕ
Знает ли левая рука, что творит правая?
Почем милость к падшим
О чем молятся атомщики

ВОЙНА
Кавказские грабли
Охота на волков

ТЕРРИТОРИЯ
Деревня Барятино

КНИГИ
Невидимая война
Лицо без маски

ВЕЧНОЕ
Жар зимнего солнца
Тайны Святой Горы

ТВОРЧЕСТВО
Зло в золоченой раме
Жажда рая

 
При перепечатке и цитировании материалов - ссылка на "РП" обязательна   © "РП" 2001 - 2005
webmaster

Сайт РПМонитор
РПМонитор - ежедневный аналитический интернет-журнал