ГЛАВНАЯ    АРХИВ    О ЖУРНАЛЕ    ФОРУМ    ПАРТНЕРЫ
# 1 (2) январь 2002

МИЛОСЕРДИЕ

Почем милость к падшим?

На вопросы "РП" отвечает вице-президент Православного миссионерского фонда РПЦ, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН игумен Филипп (Симонов)

- Отец Филипп, насколько Ваше представление о том, какой должна быть благотворительность, соответствует с современной российской реальности? Существуют ли "модные" направления благотворительности? Что мешает развитию благотворительности?
- Современная российская благотворительность напоминает мне игрушку в руках избалованного ребенка.Именно поэтому она очень далека от моих представлений о ней - эти представления сложились под влиянием Евангельских истин, которые нашему обществу еще только предстоит осознать и воспринять. "Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад" - вряд ли все мы к этому сейчас готовы.
Что касается моды - да, она, несомненно, существует.Но только в тех кругах благотворителей, которые озабочены не столько смыслом благотворительности, сколько собственным имиджем.Существует и конъюнктура - еще недавно, например, престиж требовал активно поддерживать теннис, теперь гораздо интереснее стало дзюдо.Это, кстати, важный фактор, тормозящий развитие благотворительности.Пожалуй - ведущий.
Можно говорить о законодательных препонах на пути благотворительности, о недостатке средств, еще о целом ряде проблем, но это все - производные величины. Главная причина, все же, заключается в самом человеке, в его системе ценностей, в том месте, которое занимает забота о ближнем - то, что Пушкин называл "милость к падшим", - в этой системе.
- Какую роль в российской благотворительности играют западные фонды?
- Деятельность зарубежных благотворительных структур отличают, на мой взгляд, две особенности.С одной стороны, она весьма скромна по объемам (как и все западное финансовое воздействие на российскую экономику), хотя и очень активна с точки зрения имидж-мейкинга.Собственно, строить свой дом мы должны сами. С другой стороны, эта деятельность весьма жестко ориентирована с идеологической точки зрения.Как и вся западная помощь, она отличается "связанным" характером - предоставляется только на идеологически определенные цели и только при выполнении ряда условий и ограничений.Очень показательный пример - помощь разного рода фондов (типа фонда Сороса) в развитии среднего образования, которая в определенный момент привела к тому, что в учебных программах (и в соответствующей учебной литературе, написанной с привлечением импортных грантов) доля отечественной истории была сведена к пятнадцати-двадцати процентам учебного времени, а наши дети, прослушав школьный курс истории, спрашивали у родителей, кто такие Рюриковичи.
Западу не нужна страна, где образование является лучшим в мире.Ему не нужна страна, в которой интеллектуальный уровень детей выше в несколько раз.Им не нужен сильный конкурент.Им гораздо проще сделать наших детей еще большими идиотами, чем их собственные.И нам под давлением фонда Сороса и ряда других благотворительных организаций пытаются внедрить систему образования, которая развалила интеллектуальный потенциал США.Прямая идеологическая диверсия.За исключением, конечно, прямой помощи гда граждан.Например, в Армении после землетрясения.Вот они от сердца помогали - потому, что от сердца сострадали.Причем, в отличие от нас, они это делают искренне.А все, что делается в рамках системы, делается по указке этой системы.Тот же самый Сорос: он сначала развалил Россию, потом грохнул мировой фондовый рынок, и из этих денег он нам еще и помогал.
- В какой мере законодательство способствует или препятствует благотворительной деятельности? Каковы пути разрешения проблемы, если таковая, на Ваш взгляд, существует?
- Вопросов, на самом деле, два.С одной стороны, Вы спрашиваете о законодательных основах российской благотворительности, и здесь ответ совершенно определенный.Наше законодательство составлено так, как будто оно специально поставило себе целью препятствовать благотворительности.Я недавно работал с двадцать пятой главой нового Налогового кодекса, пытаясь понять, хотел ли наш законодатель стимулировать благотворительную деятельность.В развитых странах это делается путем налоговых изъятий.В нашем же Налоговом кодексе нет и намека на налоговые изъятия, связанные с благотворительностью.Слава Богу, что не подлежат обложению суммы, полученные налогоплательщиком как благотворительные пожертвования третьих лиц.
Нашему законодателю - по крайней мере, федеральному - благотворительность не нужна.Законодатель живет сегодняшним днем.Нашему законодателю не нужна нормальная школа.Нашему законодателю не нужно нормальное высшее образование.Ему наплевать на социальные проблемы.Его волнует только одно: как балансировать на лезвии ножа, чтобы все это не грохнулось.Поэтому его интересует только сбор налогов.
Я тут недавно готовил для церковного Священноначалия обоснование по практике иностранных государств.Так вот, предложение разрешить физическому лицу при выплате подоходного налога указывать целевое направление некоторой части этого налога наши законодатели просто обсмеяли! Нет, и еще раз нет!
- В чем причина этого "нет" ? Что это - психологическая установка или традиция?
- Наше государство не выполняет своих социальных функций, не может и не хочет этого делать. Оно асоциально. И при этом мешает людям получить возможность самим обеспечить выполнение этих функций.Оно же ничего не выделяет ни Церкви, ни фондам.Всех держит на голодном пайке.Видимо это, с одной стороны, реминесценции социализма в том виде, в котором он был у нас. А с другой - непрофессионализм.
Есть еще один момент, который я не хочу относить непосредственно к законодателям, но, мне кажется, он играет определенную роль. Чиновник может распоряжаться бюджетными средствами, может добиться перечисления их в определенный банк, в определенную отрасль.В случае целевого назначения, это воспринимается как ущемление власти. Я, чиновник, должен распоряжаться этими деньгами. Не Церковь, не какая-нибудь еще социальная структура, а я.И они мне должны руки целовать за то, что я им что-то выделяю.А я еще покуражусь при распределении...
- Можно ли изменить законодательство так, чтобы благотворительность оказалась эффективным занятием?
- Вы вводите понятие "эффективность благотворительности".А это совсем другая тема.Эффективность для кого? Ведь можно поставить дело так, что вместо благотворительности (или под видом благотворительности) мы получим прямое уклонение от налогов.Эффективно? Несомненно.Для квазиблаготворителей. Это мы уже проходили.Но ожидать от такой благотворительности социального эффекта вряд ли приходится.
Нельзя говорить просто об "эффективности благотворительности".Как и сама благотворительность, эта эффективность всегда конкретна.Это помощь - непосредственная или через посредство благотворительных организаций - конкретным людям или конкретным делам.А в итоге она направлена на улучшение социального климата в целом.Нельзя помогать "детям в целом" или "старикам в целом". Ведь Христос говорит вполне конкретно: как ты можешь любить Бога, Которого не видишь, когда ты не любишь брата своего, которого видишь? И речь здесь идет не об абстрактной любви ко всему человечеству, а о любви к конкретной персоне, которая находится перед твоими глазами. Поэтому, на мой взгляд, осмысленна только та благотворительность, которая подразумевает, в конечном счете, выраженный социальный эффект.
Богатство Церкви - это богатство бедных.С канонической точки зрения, начиная с Апостолов, начиная с Соборов, Церковь является организацией, которая получает имущество в доверительное управление.Вот это нормальный принцип благотворительности.Она должна быть адресной, открытой для любой проверки, и благотворительная организация в любой момент должна быть готова с чистой совестью отчитаться об использовании этих денег.Тогда вероятность криминального использования возможностей благотворительных фондов будет исключена.Потому что, если я отдаю в храм, это может проверить и налоговая, и кто угодно.Это все открыто и гласно.Мне будет просто невыгодно давать деньги для "отмывания".Потому что я буду обязан отчи- таться перед всем миром, куда я их дел. Наиболее "продвинутые организации", например, фонд "Московский благотворительный резерв", при получении дара сразу оговаривают с донором энную сумму, которая идет на увеличение капитала фонда, а другая часть должна уходить на конкретные мероприятия.Что и прописывается в договоре.
- Какова роль Православной Церкви в благотворительности? Почему пожертвования на храм не менее важны, чем помощь, например, инвалидам или бездомным детям?
- Я не хочу сейчас говорить о контрадикции богатства и бедности, о "Божьей десятине" и прочих вещах.Мне бы хотелось обратить внимание на то, о чем в данном контексте у нас сейчас почти не говорят - на смысл церковного достояния.
Канонические право, тот юридический закон, по которому живет Церковь, рассматривает церковное достояние как "принадлежащее бедным".Уже Апостольские правила говорят:"церковное богатство - убогих (то есть бедных) богатство".От начал своего существования Церковь жила за счет тех средств, которые благочестивые люди "слагали к ногам Апостолов".И там, где Церковь чем-то владеет, там, где государство не перестаралось с секуляризацией, там есть церковные приюты, школы, дома призрения - целый спектр социальных институций, за которые она несет моральную материальную ответственность.
У нашей Церкви нет ничего, кроме обязанностей перед прихожанами и огромного количества зданий и сооружений, которые государство в советский период старательно доводило до состояния руин, а потом, в девяностые годы, во время широкой реституции, с радостью сняло с бюджетного финансирования и переложило на плечи нищего народа.Поэтому Русская Православная Церковь сейчас - с точки зрения благотворительности как общественного явления - не столько реципиент, донор или посредник, сколько совестливый работник, считающий своей главной обязанностью вновь обустроить свой разрушенный дом и хотя бы сносно содержать свою семью (а в нее входят "отцы", и "дети", и живые, и мертвые - священники, и монахи, и прихожане). Поэтому сегодня благотворительные пожертвования в адрес Православной Церкви - это пожертвования и на реставрацию собственной истории и на то, чтобы возвратить Церкви ее место в обществе не только как его духовной основы, но и как одной из социальных опор.
- Сегодня много говорят о социальной ответственности бизнеса.Насколько эффективны корпоративные благотворительные программы? - Эта проблема - ровесница христианству.В ветхозаветные времена она стояла несколько по-иному, а с пришествием Христовым (Который, напомню, избрал "бедных мира" и пришел "взыскать и спасти погибшее") вопрос "кто из богатых спасется? " волнует тех, кто имеет материальное благополучие, и тех, у кого его нет, но кто без всякой зависти, живя по заповедям Христовым, пытается возлюбить ближнего своего, как самого себя.
Уже ветхозаветные патриархи установили две простые истины:первая - все, что есть у них, дал им Бог;вторая - поэтому десятую часть всего имения надлежит посвятить Ему.Христос даже о богатстве неправедном (а это - большая часть земного, материального богатства) сказал: "приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители".Климент Александрийский, один из Отцов Церкви, считал богатство инструментом для спасения - само по себе оно не имеет качества, богатство не хорошо и не плохо, но оно приобретает качество через разные способы употребления; то, что роздано - это единственное, что существенно.И в более поздние времена Святые Отцы придерживались этой точки зрения.
А что касается "эффективности", то мы об этом говорили выше.Если от благотворения ожидается только прямая выгода для собственного кармана (любая - в том числе и через пиар), то это дело лучше и не начинать.В лучшем случае результатом данного действия является благодарственное письмо или представление к церковной награде (что есть явное поощрение грехов гордыни и тщеславия, поскольку в этом случае обе руки, вопреки Христовым словам, знают не только о том, что они делают, но и могут оценить "потребительную стоимость" своих благотворительных деяний). Кроме того, распространение такого рода наград (не принижая, конечно, их значения), на наш взгляд, - это в своем роде лукавство, неважно - осознанное или нет. От Христа известно:тем, кто "уже получает награду свою" здесь, в этом мире, "не будет... награды от Отца...Небесного". Таким образом, грамотами, медалями, "имиджем" не улавливаются ли венцы у награждаемых?..
Но если мы действительно хотим помочь - то нужно четко представлять себе, на что жертвуются деньги, да не грех и проследить за целевым использованием средств, если есть сомнения в их эффективном расходовании.
А насчет хлопот - тоже давно известно:"то, что без скорби сделаешь, то непрочно бывает, - и что посеешь, да слезами не польешь, то худо всходит".Это сказал чуть более ста лет назад святитель Игнатий (Брянчанинов).

Интервью взял Федор Погодин



Налоговый рай
построен в России для фонда Сороса

Недавнее известие об освобождении от налогов премий и грантов, выделяемых фондом Джорджа Сороса, многим показалась довольно странным.Напомним, что речь идет о освобождении от выплат по единому социальному налогу, который платит сегодня большая часть наших некоммерческих и коммерческих организаций.
По мнению источников в администрации президента, постановление правительства РФ №824 от 28 ноября минувшего года было принято под давлением мощной PR-кампании, предпринятой руководством вышеозначенного фонда в марте-апреле. Весной во многих изданиях появились заявления президента института "Открытое общество" Екатерины Гениевой, возмущавшейся тем, что, в соответствии со второй частью нового Налогового кодекса, "предприниматель и филантроп" Джордж Сорос будет платить, как и все прочие граждане, 35% единого социального налога с каждого своего гранта и с каждой премии. Тогда же фонд Сороса временно приостановил выплату своих научных и образовательных грантов, а затем сделал "широкий жест", все- таки выплатив гранты 2001 года.Каждое из этих действий сопровождалось патетическими заявлениями руководства фонда, акцентировавшими "идеализм" и "преданность идеалам свободы", которые проявляет эта организация.
В конце концов угроза Сороса свернуть свои благотворительные программы подействовала на российские налоговые органы, и знаменитое постановление № 824 появилось на свет.Согласно этому документу, Джордж Сорос, вместе с еще несколькими иностранными и российскими коллегами по цеху филантропов, получил значительные налоговые льготы.Непонятно, однако, почему наше правительство и налоговое ведомство вместо создания прозрачного и реально действующего механизма поддержки российской благотворительности раздают царские подарки отдельным, по большей части скандально известным, иностранным организациям.
Наиболее примечательным в этой истории является тот факт, что среди тех, о ком так пекутся налоговые органы, оказался фонд Сороса, известный своим "особым" отношением к российской государственности. Кстати, еще совсем недавно г-н Сорос громко плакался по поводу того, что президент Путин, видимо, будет "добиваться величия России в мире".Теперь же этот "правдолюбец" станет жить в налоговом раю, а большая часть российских организаций будет по-прежнему отдавать налоговикам от 40 до 70 (!) копеек с каждого рубля своих выплат физическим лицам.Ведь кроме единого социального налога нужно еще платить "самый низкий в Европе" подоходный налог (13%), а часто и налог на добавленную стоимость (20%).
Во всем мире организации, поддерживающие науку и образование, пользуются специальным налоговым режимом и поставлены в благоприятные экономические условия.Однако у нас благотворительность остается делом накладным и даже разорительным для всех, кроме немногих "избранных", подобных борцу с "закрытыми обществами" Джорджу Соросу.

Владимир Васильев


[вернуться к оглавлению]     [обсудить статью на форуме]     [следующая статья]
Журнал уже в продаже

СОБЫТИЕ
«Церковь и нация снова вместе»
Унизительное утешение
Экспертный пул против вертикали власти
«Электронное правительство»
Не наш товар года
Заменим двенадцатилетку двадцатилеткой!

ГЕОПОЛИТИКА
Год рухнувших башен

ГОСУДАРСТВО
Годовой обзор экономической политики
Надзор за «прачечными»

ТЕМА НОМЕРА: ПАРАДОКСЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
В поисках пути
Антиглобалисты: кто они и откуда?
Разделенное человечество: взгляд Михаила Делягина
Комментарии Валерия Федорова, Гейдара Джемаля, Сергея Кара-Мурзы
Россия и ВТО: неравный брак
Интервью Сергея Глазьева
Дух века сего...
Христос и глобализация

ХОЗЯЙСТВО
Кузница русских радаров
Прицеп едет в гору
Американская экономика: рецессия или депрессия?
Годовой анализ тенденций российских финансовых рынков
Годовой анализ тенденций мировых рынков

ТРАДИЦИИ
Строгановы

МИЛОСЕРДИЕ
Знает ли левая рука, что творит правая?
Почем милость к падшим
О чем молятся атомщики

ВОЙНА
Кавказские грабли
Охота на волков

ТЕРРИТОРИЯ
Деревня Барятино

КНИГИ
Невидимая война
Лицо без маски

ВЕЧНОЕ
Жар зимнего солнца
Тайны Святой Горы

ТВОРЧЕСТВО
Зло в золоченой раме
Жажда рая

 
При перепечатке и цитировании материалов - ссылка на "РП" обязательна   © "РП" 2001 - 2005
webmaster

Сайт РПМонитор
РПМонитор - ежедневный аналитический интернет-журнал